Форум » Таллас » Зеленый переулок (улица Света). Целительская лавка Риллао. » Ответить

Зеленый переулок (улица Света). Целительская лавка Риллао.

Мастер: Аккуратный двухэтажный домик, заросший ползучими растениями, окна со ставнями и с горшками для цветов, полукруглый балкончик над входной дверью. Вывеска - кованый узор в виде переплетённых побегов плюща. Рядом с входной дверью медная табличка: "Риллао Аннэрин, Целительница и травница", под выгравированными буквами криво нацарапано: "Стучите, не стесняйтесь. Принимаю в любое время дня и ночи". Дверной молоток в форме стилизованного айс-силя. Ночью над дверью горит фонарик. Внутри: на первом этаже лавка и кухня, на втором - жилые помещения, в подвале теплица и лаборатория. Помещение лавки отделано светлым деревом, на полу - домотканые коврики. Длинная стойка, у стен - шкафы и полки, уставленные горшочками и бутылочками разной формы, с потолка свисают пучки сушёных трав. Кроме того, в лавке стоит два круглых столика и несколько плетёных стульев. Здесь можно купить почти любое зелье и получить квалифицированную медицинскую помощь; кроме того, можно приобрести пряности, варенье, домашнее вино и настойки, а ещё выпить чаю с пирогом и поболтать с хозяйкой.

Ответов - 95, стр: 1 2 3 4 All

Риллао Аннэрин: День вышел хлопотный, хотя когда это бывало по-другому? Началось всё с того, что с утра пораньше к Риллао заявился умник, решивший, что может самостоятельно справиться со странными болями в желудке. Посредством алкоголя, естественно, как же ещё... Когда же он осознал, что "лекарство" не помогает, то всё-таки смог наступить на горло собственной песне и пойти к Целителю. Риллао ещё очень удивило, что он сумел-таки дойти до неё на своих двоих, потому что запущенная язва - это вам не шутки. Впрочем, как показывает практика, отсутствие здравого смысла у мужчин с избытком возмещает ослиное упрямство. Неравноценная замена, как ни крути, но что же тут поделаешь... Потом она ходила к тем пациентам, у кого хватало благоразумия послушаться совета и оставаться дома, потом были обычные хлопоты по дому и в лавке, потом она вспомнила, что собиралась на рынок за мукой и тканью, а на обратном пути к ней привязался ("напал" сказать язык не поворачивается, кто же так нападает?..) юный балбес, тоже из тех, кто ослу брат по разуму - и получил своё, да только потом его пришлось лечить... В общем, выпив чаю, Риллао легла спать, надеясь, что сегодня ночью никому не приспичит рожать или помирать от удара...

Мастер: Риллао Аннэрин Утро началось раньше обычного: примерно около четырех часов из торгового зала послышался грохот и звон разбивающейся посуды.

Риллао Аннэрин: - Тьфу ты, ну-ты, что за тарарам... Риллао вылезла из-под одеяла, накинула халат и, создав огонёк-светлячок, пошла вниз, недовольно щурясь и гадая, кому это понадобилось громить её имущество. "Никак опять какой-нибудь дурачок, пристрастившийся к какой-нибудь заморской дряни..."


Мастер: Риллао Аннэрин Все время, пока целительница спускалась, снизу периодически раздавался звон: так сразу было непонятно, бьет ли кто-то специально пузырьки, один за другим, или случилось что-то еще. В торговом зале первое, что бросилось в глаза - это опрокинутый шкаф, разлетевшиеся по всему полу осколки и лужи от разлитых зелий. Потом огонек выловил из темноты окровавленную, сжатую в кулак руку и дрожащее, переломаное перепончатое крыло.

Риллао Аннэрин: - Ох, светлые боги... Похоже, дело обстояло серьёзнее, чем если бы в лавку влез очередной наркоша. - Стой, погоди, не бей всё подряд. Я могу помочь, - Риллао говорила самым успокаивающим тоном, на который ей хватило сил после того, как её разбудили среди ночи, одновременно запуская ещё несколько светлячков, дававших мягкий рассеянный золотистый свет.

Мастер: Когда стало светлее, разглядеть ночного пришельца оказалось намного легче: это Дух Тьмы, во плоти, что само по себе удивительно, потому что подобные создания как правило, если и являются кому-то, то в облике Тени, не принимая человеческого, более уязвимого по сути. На вид Темный довольно юн: по человеческим меркам ему не больше 18-ти, хотя сейчас лицо сложно рассмотреть из-за растрепанных аконитово-черных волос и опущенной головы. Юноша худощавого телосложения, одежда на нем в большинстве своем пыльная и рваная, особенно на левой руке, неестественно изогнутой, в районе локтя. Перепончатые крылья же представляют собой сплошь переломы. От света Темный шарахнулся в сторону, даже не посмотрев на целительницу, от его движения покачнулся второй шкаф, с полок на пол упало еще несколько пузырьков, разбилось в дребезги. Дух Тьмы что-то прошипел, закашлялся, сплюнул сгусток крови на пол.

Риллао Аннэрин: Поняв, что свет напугал бедолагу, Риллао приглушила светлячков ровно настолько, чтобы в лавке воцарился приятный полумрак. Заодно и разгрома не будет видно - ох-хо-хо, ещё и прибираться придётся, но это уж потом... - Успокойся, я действительно могу помочь. Главное, не бей больше пузырьков - на тех полках, в основном, слабительное, и, по-моему, ты расколотил несколько склянок с сердечными средствами, а это совсем не то, что тебе сейчас нужно, правда? - продолжая непринуждённо болтать, Риллао неторопливо приближалась к Духу Тьмы. Впрочем, её совершенно не волновало, кто это, пусть хоть Далмус собственной персоной, главное, что он явно нуждался в квалифицированной медицинской помощи. - Я не причиню тебе вреда, правда. К тому же я большой специалист по переломам, уж поверь, не одну собаку на этом съела. Ты позволишь мне помочь тебе?

Мастер: Дух Тьмы снова закашлялся, прохрипел что-то неразборчивое, скорее себе, нежели хозяйке лавки, потом вдруг, словно заметив, что он в помещении не один, резко поднял глаза на целительницу. Взгляд у Темного был то ли отчаянно-злой, то ли просто отчаянный - не понять. Алые глаза, которые по идее, должны мерцать в темноте, лишь тускло поблескивали. Темный явно выругался (опять неразборчиво), огляделся по сторонам, морщась от боли и, похоже, попытался применить какую-то магию, но не удалось. Почему-то исчез один из шкафов, пара луж рядом с ним и кусок коврика. - Ты... - обернувшись к женщине, Жнец сощурился. - Ты странная смертная, - голос его был едва слышен, говорил он с сильным акцентом. Ему, похоже, гораздо удобнее было говорить на илидрине, однако он почему-то выбрал всеобщий. - А вдруг я пришел за тобой? - он хмыкнул.

Риллао Аннэрин: Риллао только добродушно рассмеялась: - Ой, дружок, я, конечно, странная, но не слепая. Не думаю, что у вас принято являться по чью-то душу в таком жалком, уж прости мою прямоту, состоянии. Да и уж если на то пошло, я прожила достаточно долгую жизнь, насмотрелось всякого и умереть не боюсь. Целительница подошла к тому шкафу, который пока что не пострадал, достала оттуда бинты, шины и несколько склянок. - Ну что, позволишь помочь? И, кстати, сделай одолжение, больше не пытайся прибираться, я с этим делом получше справлюсь. А то мои шкафы мне дороги как память о потраченных на них деньгах...

Мастер: Темный от смеха целительницы только поморщился, а слова проигнорировал. Попытался подняться, но безрезультатно - упал обратно на пол. Крылья дернулись, снова задели шкаф; с уже опустевшей покосившейся полки соскользнул последний пузырек, разбился вдребезги. - Только подойди, смертная, - прошипел сквозь зубы Жнец, вновь посмотрев на целительницу.

Риллао Аннэрин: - А теперь ты разбил то, что в большой концентрации действует как афродизиак, - спокойно проследив за коротким полётом и жёстким приземлением пузырька, заметила Риллао. - И что ты заладил, "смертная", "смертная"... ты обидеть меня этим словом хочешь, что ли? Так я на констатацию факта не обижаюсь, уж извини. "Ещё один упрямый юный болван. И даже если лет ему больше, чем мне, ведёт себя как дитё малое, неразумное. Неудивительно, что у нас сплошной бардак, если уж даже Жнецы такие дубинноголовые. Казалось бы, по роду занятий должны бы быть достаточно мудрыми существами..." Риллао положила всё, что достала из шкафа, на прилавок, и опустилась на колени, чтобы не смотреть на беднягу сверху вниз и не ущемлять его и так пострадавшее эго. - Послушай меня, пожалуйста. Можешь в этом не признаваться, но тебе ведь плохо сейчас, я же вижу. Нет ничего постыдного в том, чтобы принять добровольно предложенную помощь, даже если предлагает её смертная... - тут Риллао охнула, потому что почувствовала, как у неё безумно заболели сломанные крылья, которых у неё отродясь не было. Побледнев, она добавила. - Если не хочешь, чтобы я тебя лечила, позволь хоть дать тебе обезболивающего, потому что терпеть... такое тебе совсем не обязательно.

Мастер: - Ты со всеми своими посетителями так "приветлива", смертная? - Дух Тьмы презрительно поморщился. - Я не оскорблял тебя, не вижу смысла раскидываться колкими замечаниями, мне и так все известно. Чем Светлая может помочь Темному? - Жнец усмехнулся жестко, потом выдохнул сквозь зубы, схватившись за сломанную руку, несколько секунд смотрел перед собой мутнеющим взглядом, потом внезапно осел на пол и затих.

Риллао Аннэрин: "Только с теми, кто вламывается среди ночи и устраивает погром", - подумала целительница про себя, а вслух ответила, не особо надеясь, что потерявший сознание Тёмный Дух её услышит: - А то я без магии не смогу сложить кости и наложить шины... - и, пользуясь моментом, принялась за дело. Перво-наперво Риллао позволила себе почувствовать, что же у Жнеца болит, кроме крыльев, - сканировать его по правилам она не решалась. Ведь и правда, Светлый Целитель Тёмному может и навредить...

Мастер: У Жнеца, судя по ощущениями, переломаны крылья - кости очень слабы: то ли он почти не летал, то ли был создан совсем недавно, впрочем, ни в одном учебном пособии по целительству не написано, как лечить переломанные перепончатые крылья, которые во многом отличаются от перьевых. В остальном, самое серьезное повреждение - это левая рука - открытый перелом. Многочисленные ушибы и синяки. Нет, скорее всего, Дух Тьмы просто очень молод и кто бы его не создал, он не слишком заботился о крепком здоровьи своего создания. Плюс ко всему, похоже, несильное сотрясение.

Риллао Аннэрин: "Нда, милый, и никуда ты отсюда не уйдешь..." Риллао поморщилась, потирая затылок и отгоняя лёгкое ощущение тошноты. "Тебе же неделю лежать надо, как минимум. Тьфу, был бы Литэн здесь, он бы тебя быстро залатал, а мне возни-то сколько... ладно, жалобами делу не поможешь." Первым делом Риллао занялась рукой Жнеца. Похоже, тому ещё сильно повезло, что перелом получился чистый и что крупные сосуды не повредило. А ещё ему крупно повезло, что он уже потерял сознание и потому не дёргался, когда Риллао вставляла кость на место. Промыв рану, положив компресс, вытягивающий заразу и перевязав всё, как положено, она переключилась на крылья. Известное дело, перепончатые крылья строятся по модели слегка деформированных нормальных верхних конечностей, так что сложить всё было не столько сложно, сколько долго и муторно. Проблемы возникли только тогда, когда дело дошло до шин - как, скажите на милость, крылья бинтовать? Риллао же не на ветеринара училась... Но ничего, как-то она и с крыльями справилась. Конечно, в ближайшее время Жнец ими особо не помашет - но он бы и так ими не стала махать, правда? Не с поломанными же костями, если только он не мазохист. Покончив с делами перевязочными, Риллао крепко задумалась - как ей перенести бедолагу на каую-нибудь лежанку. Не на полу же посреди лавки ему валяться. Нет, она бы, наверное, даже смогла бы отнести его на руках - всё таки Тёмный был сложения весьма изящного, но как бы при этом крылья ему ещё больше не повредить?..

Литэн Лэйс: Зелёный переулок (улица Света). Таверна "Волчье логово". ----------->> Литэн невольно улыбнулся, разглядывая аккуратный домик давней знакомой, словно сошедшей с гравюры к сборнику сказок, и трижды мерно и звучно постучал в дверь цветком-молоточком.

Риллао Аннэрин: Громкий стук в дверь заставил Риллао подпрыгнуть от неожиданности. - Тьфу, пропасть какая, а не ночь! - в сердцах сказала она, судорожно соображая, что же делать. Нельзя же принимать посетителей, когда у тебя постреди комнаты валяется обморочный Жнец... Без особого труда (Тёмный оказался лёгким и тонкокостным, как птичка) подсунув под крылатое чудо один из ковриков, Риллао оттащила его за прилавок, чувствуя себя убийцей-неумёхой, который пытается избавиться от трупа. Негромко рассмеялась дурацкому сравнению, крикнула "Иду-иду!", оглядела погром, поняла, что ничего тут сделать не успеет, махнула рукой и пошла открывать дверь. На пороге стоял Литэн Лэйс собственной персоной, и у Риллао отлегло от сердца. - Ох, Литэн, ты бы знал, как ты вовремя... ворожил, что ли, потихоньку, чтобы момент подгадать?

Литэн Лэйс: Что ни говори, а приятно, когда люди радуются твоему приходу. Особенно, если пришёл без спроса. Особенно, если радуется красивая женщина. - Увы, магия Времени - не мой конёк, приходится обходится одной только интуицией, - улыбнулся Литэн, невольно чихнув - из открытой двери облаком наполз острый запах зелий. Какой-то уж слишком сильный, словно ими тут полы мыли. - Здравствуй, Рил, - мужчина, настрожив уши, прищурился, через плечо целительницы пытаясь разглядеть творящееся в лавке, - Ого... По-моему, я не просто вовремя, а даже несколько опоздал. Что у тебя здесь случилось?

Риллао Аннэрин: - Заходи давай, не дело такие истории через порог рассказывать. Риллао пропустила Литэна внутрь, устало потёрла лоб и рассмеялась. - У меня тут Жнец случился, - она снова оглядела погром, представила, как это должно звучать и торопливо добавила, - Нет-нет, мы не дрались, и пришёл он не по мою душу. Просто ввалился среди ночи, руки-крылья переломаны, хорош неописуемо, бедняга, и своротил мне шкаф от полноты чувств. Да ещё и пузырьки зачем-то побил. Я ему помощь предложила, так он отказался... ничего, не отвертелся, когда сознание потерял и шипеть перестал, я его всё-таки перевязала, но сам, понимаешь, куда мне чистокровного Тёмного лечить? Вот я и говорю, что ты вовремя - я как раз думала, что ты бы его в два счёта привёл в порядок... Жизнерадостно тараторя, Риллао успела показать Литэну тело, лежащее за прилавком, разжечь жаровню, поставить чайник, взять ведро с водой и тряпку и теперь аккуратно подбирала осколки баночек и вытирала липкие пахучие лужицы от зелий.

Литэн Лэйс: - Жнец? - непонимающе переспросил Литэн, оглядывая разгромленную лавку. Спустя секунду до него дошло, кого именно имела в виду Риллао. Первым порывом было проверить, в порядке ли женщина, вторым - нервно рассмеяться. - Создательница! Я смотрю, сегодня просто день тяжёлых пациентов какой-то... - мужчина осторожно обошёл лужи с осколками и присел на корточки рядом с пострадавшим, сканируя бесчувственного Духа. - М-да, в первый раз вижу такое пренебрежение к собственному созданию, - покачал головой Литэн, закончив осмотр, - Двух счётов не обещаю, но ничего архисложного тоже, слава богам, нет. Рил, ты этот мусор не выкидывай, он мне как раз пригодится. Даже мало, пожалуй, будет...

Риллао Аннэрин: - Да, будь моя воля, я бы тому, кто этого бедного мальчика создал, вложила бы разума через задние ворота. Как так можно, а? - Риллао отжала тряпку и отставила ведро в сторону, потому что чайник зашипел, требуя, чтобы ему тоже уделили внимания. Аккуратно проскользнув мимо Литэна и Духа Тьмы, она зашла на кухню и принесла жестянку с чаем и вазочку с печеньем. - Мусор, говоришь? Мусора у меня полно, вон там под прилавком целая корзина. Если и его не хватит, бери ещё тот обгрызанный коврик, всё равно ведь времени чинить его не будет... Да, и ты уж усыпи его, как справишься, пожалуйста, а то он мне ещё и чашки побьёт. Тем более что всё равно ему отдохнуть не помешает.

Литэн Лэйс: - Мне вот ещё интересно, кто его... так? И за что именно? - озабоченно пробормотал Литэн, заканчивая сканирование, - Ох, ну и кости, горе одно. Вообще такое впечатление, что ему тело делали... как бы выразится... на один раз. Знаешь, как выскочить до соседней лавки - и старые сапоги сгодятся, лишь бы прямо на ноге не развалились. А усыпить его лучше прямо сейчас, а то если он в процессе придёт в себя и опять начнёт буянить, то мы его вовек не соберём. У тебя хоть какое-нибудь снотворное зелье осталось? А то у меня с собой нет, а сиэл при сотрясени лучше не использовать. Да и не ручаюсь за результат. Вот никогда бы не подумал, что мне однажды придётся лечить Жнеца...

Риллао Аннэрин: - Слава небесам, он успел поколотить только сердечные капли и средства от всяческого несварения, - отозвалась Риллао. - А снотворное... так, вот оно, секундочку... Она сняла с одной из полок за прилавком пузатую бутылочку тёмно-зелёного стекла, накапала в чашку ровно десять капель и разбавила водой. Резко запахло жухлой травой. - Да, пожалуй, часов на двенадцать здорового сна должно хватить. Вот, держи. Подобрав подол ночной рубашки, Риллао опустилась на колени рядом с Литэном и протянула ему чашку. - Давай я его подержу, а то ведь захлебнётся ещё...

Литэн Лэйс: - Ага, сейчас, - Литэн поставил чашку рядом с головой Духа и осторожно попробовал разжать юноше зубы, надеясь, что они успеют напоить норовистое создание до того, как оно успеет придти в себя. Никуда он в таком состоянии не денется, конечно, но, перефразируя: если больной не хочет лечится, то Целители бессильны. А их помощь в данный момент Тени была ой как нужна...

Мастер: Едва только чужие пальцы коснулись губ Жнеца, тот резко открыл глаза и, действуя скорее на инстинктах, ударил здоровой рукой перед собой, одновременно попытавшись вырваться, однако слабость и боль, судя по всему, дали о себе знать, потому что от резкого движения, юноша застонал сквозь зубы и опустил голову, тяжело дыша.

Литэн Лэйс: Литэн невольно отшатнулся, котортко ойкнув, когда острые когти отнюдь не ласково прошлись по щеке, и мысленно порадовался, что не успел взять в руки чашку, а то снотворное оказалось бы прямиком на пациенте. - Всё в порядке, никто на вас не покушается, - Литэн повёл пальцами по разошедшимся царапинам, забирая силу из проступившей крови и сращивая с её помощью кожу, - И, раз уж вы пришли в себя, может, сможете сами выпить зелье? Раны оно мгновенно не залечит, но боль на время, требующееся для целительства, снимет.

Риллао Аннэрин: - Ну вот, опять... - пробормотала Риллао, уворачиваясь от когтей. - Это бы упорство да в другое русло... Единственное, что её успокаивало - теперь их было двое Целителей на одного строптивого пациента. Небось справятся как-нибудь.

Мастер: Темный не обернулся на голос, только ниже склонил голову, шипя сквозь зубы. Хотел было отмахнуться еще раз, но движение получилось неловким: хрустнули хрупкие кости крыльев и юноша, застонав на выдохе, обмяк.

Риллао Аннэрин: - Знаешь, Ли, давай-ка мы его всё-таки снотворным напоим, пока он снова в себя не пришёл... - целительница устало потёрла лоб, потом просветлела лицом и подняла указательный палец. - Вот что. Я как раз работаю над зельем для укрепления костей. Правда, конечно, рассчитывала я на народ постарше, но ему тоже не помешает.

Литэн Лэйс: - Тащи, хуже не будет, - отозвался Литэн, содрогнувшись от тихого треска, и пытаясь пальцами приподнять подбородок юноши, что бы влить таки ему в рот снотворное. - А в себя он, если будет и дальше дёргаться, нормально так и не придёт. Скорее, окончательно повредит всё, что можно. И - что гораздо хуже - что нельзя повредит тоже. Вообще не понимаю, как он ещё жив, с его то повреждениями в лёгких...



полная версия страницы