Форум » Эвес » Подземелья где-то на окраине Эвеса » Ответить

Подземелья где-то на окраине Эвеса

Мастер:

Ответов - 143, стр: 1 2 3 4 5 All

за кадром: Мэл, Виэсс - переход из темы "Улица Менял. Постоялый двор "Пристанище странника". В углу прямоугольного каменного мешка (не то какие-то старые казематы, не то переоборудованные под тюрьму подвалы), куда вас вышвырнуло, оказалась разложена пара местами прохудившихся полуторных матрасов, на которые довольно удачно рухнул потерявший сознание Мэл. Кроме этого проявления невиданной заботы в помещении оказалось ведро с крышкой в другом углу и несколько скучающих мужчин в проеме открытой пока двери. Кое-как сфокусировав зрение, Виэсс смогла насчитать как минимум троих - все при оружии и явно в ожидании гостей.

Виэсс Налл Аэдор: Первое, что сделала Виэсс, оценив окружающую обстановку (место, оборудованное для более или менее длительного содержания живых существ, трое вооружённых типов), - от всей души и со всей злости шибанула огнём по тем, кто столпился в дверном проёме. Конечно, может статься, что ничего плохого они в виду не имели, и это была просто такая милая дружеская шутка. Всякое бывает. Но в голове у неё всё ещё плыло, толком одеться ей не дали, и меч-то она подхватила с пола каким-то чудом за долю секунды до принудительного макания в Астрал, и ей было не смешно. И ещё ей было страшно - как-никак, на воображение она никогда не жаловалась, и чем может закончиться подобное внезапное приглашение в гости, представить могла в красках. Понять, что там с Мэлом, она не успела; достаточно было того, что он, что бы там с ним не случилось, приземлился на матрас. Как-никак, лучше ошибиться и поджарить шутника, чем прошляпить слабенькое тактическое преимущество и упустить шанс выбраться из непонятного застенка. На атаку - 6.

за кадром: Как оказалось, гостей тут хоть и ждали, но к столь горячему от них приветствию не все встречающие оказались готовы должным образом. Стоящий впереди всех Тёмный мужчина даже бровью не повел, когда огонь просто обтек его со всех сторон, не затронув, и болезненно опалил жаром вскинутую руку его коротко ругнувшегося напарника. Зато прислонившийся к косяку полукровка-аквэн, как раз отвлекшийся на голоса в коридоре, вспыхнул с ног до головы и рухнул в дверной проем - от его крика у Виэсс чуть окончательно не заложило уши. - Это вы, барышня, зря, - почти ласково заметил Тёмный, направляясь к Виэсс, и воздух вокруг неё болезненно задрожал, перекручиваемый магией. Это была не атака - и не привычная магия Воздуха как таковая - а явное предупреждение. Выплеснуться дальше, на волю, остаткам пламени не дали. Ровные голоса в коридоре сменились непечатной руганью - досталось и Виэсс со всей её родней, и пострадавшему, которого попутно окутала тьма.


Виэсс Налл Аэдор: Как водится, в подобные моменты красноречие отказывает. Можно было не сомневаться, что потом - если это потом вообще наступит - в голову придёт целый рой остроумных ответов, но сейчас Виэсс оказалась способна только оскалиться, прорычать что-то короткое и маловразумительное на Тёмном наречии, выставить щит, пытаясь передавить и отодвинуть воздушный кокон, да перехватить поудобнее клинок, чей вес чудом уменьшился до почти нормального - не иначе, помогли ласкающие слух вопли в коридоре и очередной всплеск ярости. На щит - 5.

за кадром: - Грач, хватит, а то этот Ройс сейчас сдохнет! - взамен поджаренному аквэн на пороге появилось сразу двое мужчин, один из которых был без оружия, зато с характерным целительским коробом на широкой лямке через плечо. - Так заходи, присаживайся, работай, - благодушно откликнулся противник Виэсс, тоже успевший обнажить клинок, - Мы с барышней подвинемся, - Виэсс ощутила, как ответное давление магии усилилось, но теперь она не стискивала всё тело, а непреклонно отжимала девушку от угла, в котором валялся бесчувственный Мэл, с которым, кажется, действительно была совсем беда. Дав пройти целителю с охранником и убедившись, что если они в пылу забавы их и затопчут, то не сразу, названный Грачом внезапно схлопнул оба щита - и свой, и Виэсс - и атаковал противницу сталью, целясь ей в левое плечо. Всё так же без злости, не в полную силу и словно бы даже с веселым интересом разыгравшегося пса. 4 на атаку

Виэсс Налл Аэдор: 3 на уворот/уход с линии атаки, 5 на атаку Грач и Ройс, мысленно ответила Виэсс. Вот что за "Р", значит. Впрочем, на дальнейшие размышления ей времени не осталось. Вместо того, чтобы уходить в защиту, она развернулась - недостаточно ловко, правда, - и ответила быстрой контратакой, прямой и грубой, целя противнику в пах, прямёхонько в артерию.

за кадром: 6 на блок и 4 на финт. Кончик меча самую малость не дотянулся до складки ткани на плече Виэсс, мазнув наискось по краю измятого ворота, когда девушку качнуло на повороте, и стремительно нырнул вниз - блок, в отличии от игривой атаки, был жестким и точным. То ли то место, куда целилась противница, было мужчине чем-то особенно дорого, то ли серьезные раны сегодня вообще не входили в его планы. Ответный удар, казалось, должен был поумерить прыть Виэсс, повредив ей левое колено, но на деле целью Грача оказалось правое плечо соперницы.

Виэсс Налл Аэдор: 5 на блок, 4-1=3 на атаку. 6-1=5 на магическое действие. Не сказать, чтобы Виэсс испытывала излишнюю уверенность в благополучном исходе данного поединка - ей вообще вся эта ситуация была не по нраву. Неизвестно где, босая, неодетая, не в лучшей форме, против незнакомого противника - прямо-таки набор неприятных факторов. В довершение всего, отступившая было наведённая сонливость одолела её вновь, и в голове у неё поплыло. Защититься ей удалось едва-едва, последующий удар оказался вообще больше похож на попытку отмахнуться от надоедливой мухи... Надо это как-то кончать. Не важно как. Слегка разорвав дистанцию, Виэсс попыталась поджечь правый рукав противника в надежде отвлечь того на столь нужную ей секунду. Был бы на полу песок, она бы и им не побрезговала. Всего секунда - и этот говнюк, чтоб его, получит своё.

за кадром: 3 на защиту, 4 на магическую защиту, 6 на стойкость, 1 на магическую атаку второго мага, 5 на атаку. Ощутив, что соперница начала слабеть, Грач с досадой дернул уголком рта и, небрежно отмахнувшись от её атаки, развивать свой успех не стал, наоборот - позволил сманеврировать, приняв исходную позицию. Вот только, обманувшись приступом слабости Виэсс, мужчина явно ещё и упустил из виду, что объект его интереса владеет не только клинком. Ткань рукава полыхнула полосой от запястья до плеча, заставив разбойника передернуться и зашипеть не хуже гаснущего огня, однако он только стиснул зубы и чуть выпрямил правую руку. - Грач, кончай давай! - не выдержал наблюдатель у двери и секундой позже в Виэсс неуклюже полетело простенькое заклинание - этакая "воздушная подушка", рассчитанная на мягкое оглушение противника. А сам Грач одним прыжком сократил дистанцию до совсем неприлично-близкой и нацелился угомонить Виэсс ударом кулака в солнечное сплетение.

Виэсс Налл Аэдор: 4 на уклонение от удара, 5 на атаку. "Жопа", - вот и всё, что успела подумать Виэсс, когда где-то у них с Грачом над головами просвистело заклинание. Тело, впрочем, знало, что делать, даже когда голова констатировала некоторый швах - чуть припав на колено, скрутившись и подшагнув вперёд, сближая дистанцию ещё сильнее, она подставила под кулак противника бок, в надежде на крепость рёбер, а оказавшись почти что в объятиях малознакомого и крайне неприятного ей типа, коротким быстрым движением направила яблоко противовеса тому в левый висок.

за кадром: Ребра покорно приняли на себя удар - к счастью, не хрустнув, но на следующий вдох что-то за ними отозвалось резкой колющей болью. Впрочем, приласкать "кавалера" по башке это Виэсс не очень помешало. Однако сам Грач в последний момент успел дернуть головой и удар прошел частично вскользь, не проломив висок, но как минимум вырубив мужчину - зрачки темного резко расширились, а потом он закатил глаза и обмяк, заваливаясь на пол. Но прежде, чем Виэсс успела закрепить успех навсегда, что-то легонько стукнуло её по макушке и сознание, "моргнув", выключилось.

Виэсс Налл Аэдор: Виэсс успела ощутить острую яростную радость, увидев, что хоть отчасти достигла успеха, и злость на пижона, которого одолеть хоть так ей удалось только потому, что он развлекался, видимо, не принимая полуодетую встрёпанную девицу всерьёз, - и разочарование пополам с дикой обидой на всё и вся, когда сознание по непонятной причине решило её покинуть. Бессмысленно, но приятно. А уж чем придётся заплатить за удовольствие подпалить какого-то рыбоухого и врезать по куполу какой-то склонной выпендриваться Тёмной паскуды, выяснить, вероятно, ей только предстояло.

за кадром: Мэл, Виэсс, осознавать себя вы начали практически одновременно. Первым, что увидела Виэсс, когда цветные пятна собрались в единую картинку, а голова смогла её осмыслить, был сидящий перед ней на корточках целитель. Мужчина по мере сил аккуратно спаивал сидящей на матрасе у стены девушке какое-то зелье, по вкусу похожее на подкисленную щавелем воду и массируя пациентке шею, что бы та не захлебнулась. Да и глотать самостоятельно пока не получалось, как и шевелиться толком - с картинкой и звуком голова кое-как разобралась, а вот руки и ноги отзывались пока только вялым подергиванием. Однако прочие ощущения говорили, что пока Виэсс была в отключке, её, похоже, от души попинали ногами. Но сломать, вроде, ничего не сломали и не отбили напрочь. Да и подвеска все ещё висела на шее. Однако, кроме подвески на шее было ещё кое-что - не слишком тяжелый, но неприятно-холодный металлический ошейник, от которого к стене куда-то над головой отходила не слишком толстая, но прочная цепь. - Всё, теперь полежите полчасика спокойно, - обыденным совершенно тоном, словно дело происходило где-нибудь у постели пациента, к которому его вызвали на дом, посоветовал лекарь, убедившись, что девушка открыла глаза и, возможно, все ещё понимает речь, - Начнет тошнить - допейте, что осталось, но не раньше, чем через полчаса. Целитель поставил рядом с матрасом деревянную плошку с остатками лекарства, встал и, с болезненным каким-то интересом коротко глянув на Мэла, повесил на плечо свой короб и направился к двери. Грача в камере уже не было, только попахивало ещё слегка паленой плотью и кровью. Первым, что увидел Мэл, открыв глаза после черной мути беспамятства, был потолок из зеленоватых каменных плит и на его фоне - мужское лицо с крайне паскудной ухмылкой. Какое-то очень неприятно знакомое лицо того, кто давно должен был бы сгинуть вслед за своим атаманом. - Привет, Ройс, давненько не виделись! Соскучился, небось, по таким дружным компаниям, как наша? Вот были времена - столы в тавернах в щепки, чулочки под кружевным подолом, и так, и сяк, и ведь на всех хватало! Гвэн был не жадный ... Да и тут народ не хуже, кстати, сегодня сможешь оценить. Кроме старого недоброго знакомого из неприятного обнаружилось обще-разбитое самочувствие, невозможность толком пошевелиться, ошейник, цепь, отсутствие всех имевшихся на теле посторонних предметов и присутствие рядом ещё одного вооруженного человека, хотя его лицо никаких струн в твоей памяти не трогало. Зато голова твоя, кстати, оказалась тщательно забинтована - не целиком, но достаточно широкой полосой через лоб.

Арон: Сознание возвращалось с трудом и состояние было знакомо до мельчайших деталей. Он вспомнил, поморщившись, что последним чётким ощущением после противного покалывания во всём теле был оборвавшийся стук сердца, которое до этого стучало в висках всё быстрее и быстрее, а потом - будто за ниточку невидимую потянули и - тишина и темнота. И ещё, кажется, ледяной холод. Скверно, с какой стороны не посмотри. Лицо склонившегося над ним человека сначала показалось ему тёмным пятном, и слова его прозвучали, как далёкое эхо, как будто этот незнакомец сидел где-то на каменной кладке колодца и говорил, склонившись над тёмным провалом, а сам Арон сидел внизу, где темно и все звуки превращаются в гулкое эхо, такое, что и слов-то не разобрать поначалу. Через мгновение он вспомнил. Этот, незнакомый, на самом деле, был ему знаком. Если, конечно, память не изменяла, этот, незнакомый, был всегда подле другого, того, о существовании которого Арон и рад бы забыть, да, похоже, здесь магия Эвеля оказалась бессильна. Попробуй забудь такое. Этот, незнакомый, был, кажется, целителем, которого до него допускали, если не было другого и Эвеля. И он всегда вот так улыбался: нагло и самодовольно, словно сам был атаманом. Рад, наверное, что добился, наконец, своего... если он, конечно, атаман. Он бы на месте его сторонников такого до власти бы не допустил. Такие, как этот, от власти слишком пьянеют, завираются, совершают ошибки, несовместимые с жизнью. Такие, как этот, всех людей своих готовы положить, ради своей личной цели. Обычно такое разбойникам не по душе. Очень смешной сон, если это сон, очень нелепый. Очень страшный, если кошмар. Сколько таких кошмаров с тех пор ему приснилось? Он не помнил. Непослушные губы против воли сложились в кривую усмешку. - И тебе привет, - голос его был хриплым и тихим, но твёрдым, несмотря на состояние. - Давненько, это правда. Ты что же, всё это время приветственную речь сочинял, небось? Старался, как я слышу, - Арон сощурился. - И чего тебе надо? Тоже отомстить решил? Знаешь, где такие мстюны, как ты, сейчас, а? - в интонациях его не было самодовольства, только спокойная уверенность. Было бы очень нелепо в такой нелепой ситуации паниковать и жаться к стене. Прошлое давно отгорело, старые страхи забылись. Если они рассчитывают на то, что поймали перепуганного насмерть, но самоуверенного волчонка, такого, каким он был тогда, то они ошибаются. Много времени прошло, слишком много. Такого страха он уже при всём желании не испытает. И не доставит им, этим, такой радости. Много чести. Но сон был паршивый, если это сон. И реальность тоже паршивая, если это реальность. Но ничего, и не из таких передряг приходилось выбираться, хоть и подобного начала дурацких приключений у него ещё не было, были другие, много, но таких - нет. Арон хотел ещё что-то сказать, но промолчал, дёрнул уголком рта в подобии улыбки. "Посмотрим, что вы тут решили начудить, любезные разбойники, посмотрим".

Виэсс Налл Аэдор: Первое, что сделала Виэсс, придя в себя, несколько овладев своим телом и осознав, что в неё вливают непойми что, - демонстративно выплюнула остатки жидкости на пол. Можно было бы и не выпендриваться, но, вроде как, уже начав играть роль крутой несговорчивой девочки, резко менять маску и образ действия после первой же неудачи... несолидно как-то, что ли? Следовало констатировать, однако, что нынешняя переделка грозила оказаться самой неприятной за всю её карьеру. По крайней мере, до сих пор сидеть на цепи Виэсс не доводилось. Опыт новый, но не сказать чтобы слишком уж захватывающий. Вполне ожидаемая невозможность воспользоваться магической силой придавала ему ещё больше сомнительной пикантности - и она тут же задумалась, что тому причиной. Ошейник? Та кислая бурда, которой её напоил целитель? Что-то ещё? От размышлений Виэсс отвлекла беседа по соседству, и в течение нескольких секунд она напряжёно пыталась прикинуть, удалось ли бы дать типу, склонившемуся над Мэлом - Ройсом - или кто он там, пяткой по заднице? Это определённо украсило бы обмен любезностями, на её неприхотливый вкус.

за кадром: - Да нет, что ты, - усмехнулся разбойник, выпрямляясь, - С тебя и импровизации хватит, не верховный маг, чай, речи тебе сочинять. Убедился? - последнее было адресовано приостановившемуся у двери целителю. - Раз огрызается, значит разум не отшибло, - с бесконечной усталостью в голосе согласился тот, отворачиваясь, - Идёмте уже... Скоро Тария должна вернутся, а наверху ещё дел полно. Я не Грач, прикрывать вас от неё не могу, учтите. Оба разбойника с неохотой подчинились - пленники их явно интересовали больше, чем некие неведомые дела - и Мэл с Виэсс наконец-то на время остались наедине.

Арон: - Ммм! - протянул Арон, улыбнувшись с многозначительным видом, и прикрыл глаза. Больше он не удостоил разбойника ни взглядом, ни словом, зато сказанное им "коллегам" слушал внимательно, правда, пока эта жалкая кроха информации не позволяла сделать хоть сколько-нибудь достойных выводов. Имя "Тария" ему было незнакомо. Впрочем, он в принципе не мог похвастаться тем, что был в курсе всех "разбойничьих" дел в окрестностях Эвеса в последнее время. Раньше - да, теперь - как-то не до этого было. Забавно было то, что эти "дела прошлого" всегда вылезают тогда, когда меньше всего ждёшь, внезапно. Только забыл, и вот, пожалуйста. Только подумал, что всех уже перебил, ан нет, кто-нибудь гадкий вылезает. Когда ж они все закончатся? По всему выходило, что никогда. Арон вздохнул и решил, что разбираться в ситуации в любом случае придётся по ходу. Что ж, в импровизации он всегда был хорош, если исключать тот-самый-случай из прошлого, но он бы не был сейчас жив, если бы не умел учиться на собственных ошибках. - Виэсс? - после короткой паузы окликнул девушку Арон. Он понял, что в помещении ещё кто-то есть лишь после того, как вся разбойничья свора отсюда убралась. Если бы не несколько замутнённое сознание и не слишком приятное состояние организма, он бы заметил раньше. "Интересно, их замечательный рывок через Астрал после применения на меня магии Разума, был отчаянным "авось" или как?"

Виэсс Налл Аэдор: Зад пламенного оратора остался невредим, потому что ни сил, ни нужной ловкости Виэсс не смогла бы наскрести при всём желании, так что ей осталось довольствоваться мысленными образами потерявшего равновесие гада, хватающегося за задницу гада, гада, разбившего нос при падении, и ещё вереницы идентичных гадов, так или иначе опростоволосившихся. В конце концов, помечтать ей ничто не мешало, а обследовать место и разводить беседы лучше, когда все уйдут. - Угу, всё ещё Виэсс, - отозвалась она, когда товарищ по несчастью её окликнул, хихикнув от очередной забавной картины перед мысленным взором. - Очень приятно. А тебя как зовут?

Арон: Вопрос явно с подвохом. Умышленным или невольным. Арон усмехнулся про себя. Надо же, думал, что просто вытащит интересную и странную девицу, за которой бегают демоны, доставит до Талласа и попрощается. Он часто так делал, но не всегда выходило доводить дело до конца. Как сейчас, например. Осталось только надеяться, что это дельце закончится не так плачевно, как закончились некоторые. - Арон, - отозвался он на вопрос девушки. - И мне тоже очень приятно. Тебя тоже обо что-нибудь или чем-нибудь приложили? - Арон всё ещё старался не двигаться и пережидал, пока противное состояние, вызванное магией Разума, путешествием через Астрал и приступом, хотя бы немного пройдёт. Он прекрасно знал, что если сейчас сесть, можно очень быстро упасть обратно.

Виэсс Налл Аэдор: - Ну, как сказать, - хмыкнула Виэсс в ответ. - Кулаком по рёбрам, магией по башке и потом ещё чем-то по всему. Но если так смотреть, то пока что счёт по урону в мою пользу. Не знаю, надолго ли, но душу греет. Мне вот интересно, какая стерлядь и куда унесла мой меч? Потому что без него я отсюда не уйду, не-а. Болтая таким образом, она взялась за дело. Пока что болтавшийся на шее амулет её беспокоил - а ну как снимут? А с Фьешш пока как-то ближе знакомиться ей не улыбалось, тут и без демоницы полно каких-то моральных уродов. Ведь знала она, что до такого может дойти. Хоть под кожу его потом зашивай до поры до времени. Но сейчас за неимением скальпеля и прочих хирургических принадлежностей, не говоря о магии, пришлось обойтись крепкой ниткой, безжалостно выдранной из подола рубахи, одним концом привязанной к зубу, а другой - к злополучной висюльке. - Эх, терпеть это дело не могу, - скривившись, Виэсс сунула медальон в рот и принялась мучительно его заглатывать, шипя и икая.

Арон: - О, тебе повезло кому-то наподдать за всё хорошее? - усмехнулся Арон. - Завидую. Мне бы тоже хотелось... хоть кому-нибудь наподдать. Не люблю, когда планы срывают, - голос его звучал спокойно и как-то даже буднично, как будто планы ему срывают постоянно. Впрочем, это было недалеко от истины. Планы действительно срывают, если не постоянно, то довольно часто. Раздражает. - Ты чего там творишь? - несмотря на интерес, Арон, однако остался лежать в той же позе, в которой его оставили лежать, только осторожно и медленно повернул голову в сторону Виэсс.

Виэсс Налл Аэдор: Горло и пищевод протестовали, но Виэсс их недовольство проигнорировала. В данной ситуации у них права голоса не было. - Да так, ерундой страдаю, - ответила она, икнув в последний раз и тихо выругавшись. Шнурок, оставшийся от подвески, она задумчиво крутила в руках, выкладывая из него какую-то фигуру, не то цветок, не то что-то малоприличное. Куда-то шнурок надо будет деть. Под матрас засунуть, что ли? - Арон, значит. А ты там как? Что у тебя с головой? Вроде, при мне тебя по ней не били.

Арон: Какой там именно ерундой страдала его невольная спутница, Арон не увидел, поэтому ему оставалось только издать очередное многозначительное: "Хммм..." и от дальнейших попыток узнать, что это за загадочная ерунда, отказаться. Если ерунда навредит ему потом, он про неё вспомнит. - Что у меня с головой? - переспросил Арон, невольно нахмурившись. - Действительно, что у меня с головой? - он, опять же очень осторожно и медленно поднял руку и пощупал повязку сначала в районе висков, потом в районе лба. Расплылся в весёлой улыбке. По голове его действительно не били, так и зачем незнакомому целителю зря бинты тратить? Догадался? Интересно, как? Что ж, спасибо ему, кто бы он ни был, но бинты он потратил действительно зря. - Плохо у меня с головой. Совсем плохо, - ответил Арон, почесав шею. В голосе его сейчас сквозила откровенная ирония. - Наверное, целитель местный испугался, что у меня мозг вытечет от магии Разума. Впрочем, он был не так уж и не прав, но не прав.

Виэсс Налл Аэдор: Теперь настал черёд Виэсс многозначительно хмыкать. Мозг вытечет? Хотя, конечно, кто этих целителей знает. - Я так понимаю, это твои старые друзья. Что им может быть надо? Нахрена мы им живые и здоровые? Она потёрлась спиной о камень, пытаясь устроиться поудобнее, и принялась внимательно оглядывать помещение. Дверь одна, окон нет. Два ведра, одно, кажется, с водой, второе... мгм, с крышкой. Крышка от ведра - это неплохо, это почти плохонький щит на один раз. Потом принялась ощупывать цепь и ошейник - может, где крепление не особо? Или звено слабое? Или заклёпка болтается?

Арон: - Не мои друзья. Мои, пожалуй, разве что знакомые, - Арон усмехнулся. - Не могу утверждать, что они именно знакомЫЕ, потому что до сих пор я видел только одну рожу, и надеюсь, что эта рожа действительно одна. Не то, чтобы я рад был видеть своих старых знакомых. Они меня, в общем, тоже. Оно и логично. Он замолчал ненадолго, огляделся, потом, решив рискнуть всё-таки, опёрся руками об матрас и попытался медленно сесть куда-нибудь ближе к стене. А то лежачим он себе слишком напоминал седого старца (что, впрочем, недалеко от истины, но), которого свалила страшная болезнь и ему больше никогда уже не будет суждено подняться на ноги. Сердце от движения отозвалось вспышкой резкой боли, которая постепенно начала сходить на нет, но эта самая вспышка всё-таки вызвала у Арона сначала вздох сквозь зубы, а потом короткий поток ругательств на тёмном наречии. - Так вот, о чём я, - продолжил Арон, устраиваясь поудобнее у стены и прижимаясь к ней спиной. Боль постепенно уходила, как и рассеивались чёрные пятна, решившие попрыгать перед глазами от резких, нежелательных движений. - Вероятно, мой старый знакомый, как водится, мести хочет. Почему он не убил меня сразу - понятия не имею. Почему он забрал тебя - понятия не имею. К слову, мне жаль, что ты оказалась невольно втянута в это дерьмо, но я втянул, я и достану, из дерьма, - он снова хмыкнул. - Понять бы только истинную причину нашего здесь пребывания и... - он огляделся. - Что здесь вообще происходит и где это "здесь".

за кадром: Виэсс. Сделано всё было если не на совесть (среди местных она должна быть тем ещё раритетом!), то на нежелание подставлять шею начальству в случае чьего-то побега. Однако ощущались оковы под пальцами странно. Металл отзывался то едва уловимой вибрацией, то просто легкой щекоткой и покалыванием, как и положено активно действующему и достаточно мощному артефакту. Стена за спиной, кстати, тоже перестала казаться простым камнем. Магические волны накатывали откуда-то из-за неё, словно неровное дыхание огромного существа. Кажется, магией это было Пространство.

Виэсс Налл Аэдор: Опираться на стену внезапно стало как-то противно, и Виэсс, тоже пробормотав несколько грязных ругательств на тёмном же наречии, пересела от неё на край матраса, упёрлась подбородком в колени и обхватила ноги, чувствуя себя каким-то очень обиженным воробьём на ветке. От невозможности сделать хоть что-нибудь полезное ей стало решительно уныло и грустно. За телодвижениями загадочного своего знакомца она проследила не без сочувствия, но помощь предлагать не стала. - Ничего такого, о чём я и так не догадалась, ты мне сейчас не сказал, - вздохнула Виэсс. - Хотя за благородные порывы спасибо. Не похоже, правда, что выкопаться из дерьма получится в ближайшее время, если ситуация не изменится. Я имела в виду, раз ты этих говнюков знал, то можешь предположить, что они могут сделать с тобой и со мной. Хочу, понимаешь ли, морально подготовиться.

Арон: - Я, знаешь ли, этих знакомых не видел уже лет... - он нахмурился. - Триста, если мне память не изменяет. Точнее, этого конкретного знакомого. Предположить, что у него могло быть на уме тогда... я могу, хоть и с трудом. Что у него на уме сейчас - понятия не имею. Тогда эти разбойнички извращались, как могли, но это было тогда. Сейчас всё выглядит гораздо серьёзнее. Эти "магические вибрации" Арону не нравились. Это действительно выглядело очень серьёзно. Простые разбойники не стали бы сажать в такую своеобразную клетку абы кого. Да что там, у простых разбойников просто ресурсов бы на такую клетку, даже для особенных "гостей", не нашлось бы. У них другие методы и другие принципы, у них всё гораздо проще: дал в морду, приложил магией разума, сделал послушным перепуганного волчонка, или запугал ещё сильнее, заставив служить на добровольных началах. Перед этим, естественно, унизив и смешав с дерьмом. Это у обычных-необычных разбойников, у совсем обычных всё ещё проще. Они либо убивают на месте, либо прикладывают грубой магией и пользуются приобретением, пока им не надоест. И пленников держат в каких-нибудь совсем грязных подземельях, опоив чем-нибудь или опять же вдарив магией, чтобы не рыпались. А подобные "клетки" ассоциировались разве что с гильдиями, причём подпольными, у которых много денег и есть на что заманить талантливых магов. Так что этот, знакомый-незнакомый, имени которого Арон не помнил, явно теперь не обычный разбойник или водится с кем-то очень необычным. Эксперименты у них тут что ли какие-то? Если так, то дело действительно - дрянь. - Я к тому, - продолжил Арон, - что на обычных разбойников эти господа не похожи, даже если и пытаются прикинуться таковыми. В таких "магических клетках" обычно держат... или особо опасных или тех, кто очень нужен. У обычных разбойников, привыкших к более грубым методам, на это не хватит ни мозгов, ни людей, ни денег. Выводы вырисовываются не слишком приятные.

Виэсс Налл Аэдор: Виэсс хотелось бегать кругами, орать и лупить кулаком в стену. Ещё ей хотелось кого-нибудь придушить голыми руками, может быть, предварительно выдавив этому кому-нибудь пальцами глаза. Ей хотелось грязно ругаться. Но вместо этого она выдала спокойное: - Мм. Ясно, - после чего улеглась на матрас и закрыла глаза. На самом деле, конечно, "ясно" ей было разве что самую малость больше, чем совсем ничего. Например, в чём её ценность в данном раскладе? Решили ли эти крысы, что её с Мэлом... то есть, Ароном что-то связывает? Ну так их тогда ждёт жестокое разочарование. А если нет, то что тогда? Бесплатное развлечение? Товар? Мысли эти были абсолютно бесполезны, но избавиться от них Виэсс никак не удавалось.

Арон: - И это всё, что ты можешь сказать? - поинтересовался Арон, задумчиво подёргав себя за прядку волос. В самом деле, эти "похищения" и "внезапности" были настолько постоянны, что по прошествии некоторого времени и битья о некоторые стены, перестаёшь удивляться и действуешь по ситуации. - Впрочем, понимаю. Я пока тоже больше ничего вразумительного сказать не могу. Не очень понятно, что им надо. Точнее - совсем не понятно, что им надо. Арон в очередной раз замолчал, нахмурившись, потом зевнул и потёр голову в районе висков. Да, пытаться сейчас в панике что-то сообразить - плохой план, нужно выжидать и набирать информацию. Иных вариантов он более не рассматривал. Импровизация и только импровизация.



полная версия страницы