Форум » 5 этаж » Коридоры » Ответить

Коридоры

Мастер:

Ответов - 263, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All

Фэйст Роан Сайорэ: -Да уж, - вздохнул Фэйст. - Хорошо хоть сами не загремели на его место и собачек тех сделали... Эх, пошел бы я с этим юношей прямиком к Вэмилу, но его вечно нет на месте в самый нужный момент, Вы не замечали?.. Беседуя, Фэйст таки дошел коридором до лазаретских дверей. Надо было заодно засвидетельствовать у медиков, что загадочный юноша здоров. Упоминание о подвалах Фэйста не радовало: в этих накрепко заблокированных помещениях никто никогда не был, но слухи ходили самые разные.

Дэррил Арсэ ин Лаос: - А с Целителями всегда так. Складывается впечатление, что большинство из них не в ладах с реальностью, - задумчиво подтвердил Дэррил, грустно улыбнувшись. - Вот как вы думаете, любезный коллега, в подвал нас пошлют или не пошлют?..

Фэйст Роан Сайорэ: - Стопудово не пошлют. - Фэйст не понял, причем тут реальность и целители, речь-то шла о Вэмиле, однако после "всю ночь не спавши" еще не такое могло случиться. - Это было девять тысяч лет назад, нам спасать уже некого, а специально дорогу туда создавать никто не будет... Сейчас Фэйст говорил на всеобщем, чтобы не давить на нервы юноше. Тем временем впереди замаячила дверь приемной... ------ Лазарет.


Дэррил Арсэ ин Лаос: - Ну и ладно, - рассеяно кивнул погодник. - Очень уж не хочется. По всему было заметно, что Дэррил глубоко задумался и внезапно впал в меланхолию, в ту самую поганую меланхолию, из которой его, вроде бы, вывела эпическая битва с собаками и рейд на шестой этаж. Он на автомате плёлся за Фэйстом, не сводя задумчивого взгляда с Ву-Ани. ------- Лазарет

Фэйст Роан Сайорэ: Оказавшись в коридоре пятого этажа, Фэйст, чтобы не терять времени даром, в тысячный раз воспользовался привилегиями профессорского звания и телепортировался прямиком к кабинету декана. ----------- Второй этаж, учебное крыло, коридоры

Профессор Шиэн: 2 этаж. Жилое крыло. Коридоры. ---> Добравшись до пятого этажа, Лориарт огляделся по сторонам, потом спросил у проходящей мимо служанки о местахождении Альмара, после чего направился к указанной палате. ----> Палата Фаррана.

Профессор Шиэн: Палата Фаррана ---> Оказавшись в коридоре, философ постоял несколько секунд, рассеянно глядя на дверь, потом, собравшись с мыслями, поставил заклинание, изощренное, но не слишком сильное, такое, что без полбутылки, как говорится, не разобраться. В подобном состоянии только похожие заклинания и ставить. Закончив с защитой, Лориарт рассеянно провел пальцами по волосам, зажмурился, протер глаза. Серость так и не ушла, коридор из-за нее был, как в тумане, иногда на сером фоне появлялись короткие дрожащие белые всполохи, похожие на порхающих мотыльков. Это раздражало. Потерев переносицу, профессор огляделся. Служка, пробегающий мимо с чистой одеждой, казался сплошным белым пятном. Лориарт, не думая, что делает, отчаянно ухватил мальчишку за рукав. Тот, опешив, огляделся и невольно отпрянул, видимо, испугался странной рассеянности во взгляде профессора. - Передайте господину Альмару, что я закончил. Он поймет, - собственный голос почему-то показался философу чужим: слегка дрожащим и хрилым. Служка поспешно кивнул и поспешил удалиться, иногда оглядываясь на профессора и что-то бормоча себе под нос. Лориарт все так же рассеянно посмотрел в след убегающему белому пятну, которое на самом деле было мальчиком-служкой и медленно побрел по коридору к лестнице.

Профессор Картэ: Поднявшись по лестнице на пятый этаж, Лаи Гвион вышел прямо на Лориарта, который куда-то брел с видом не то рассеянным, не то и вовсе отсутствующим. - Лориарт! - декан поравнялся с Шиэном. - Ты подумал над вчерашним случаем с Эриантом? Вглядевшись в лицо Лориарта, Лаи Гвион нахмурил брови. Теперь ему было интересно не только завершение истории Эрианта, но и ответ на вопрос - что так напрягло Шиэна еще до начала дня.

Профессор Шиэн: От серебристо-черного пятна, бубнящего что-то почти что басом, Лориарт невольно отшатнулся и чуть не упал. Зажмурившись в очередной раз, философ тряхнул волосами, пытаясь понять, кто это пятно и что оно сказало. Интуиция радостно подбросила нужную мысль: если серебро и чернота, значит, Призрак и Демон. А если бас, значит, он взрослый. А взрослый такой расы в Академии только один. - Лаи? - неуверенно спросил Лориарт, на всякий случай попятившись.

Профессор Картэ: - Ага, - мрачно подтвердил Лаи Гвион, предчувствуя очередные грядущие неприятности. - Лориарт, что с тобой происходит? Для верности он положил руку на плечо Шиэна, чтобы тот не думал бежать прочь и совершать резкие движения, и заглянул ему в глаза.

Профессор Шиэн: "Ага" Лориарт разобрал, это оказалось легко. А вот вторую фразу, явно вопросительную, разобрать не удалось, поэтому философ посмотрел на серебрито-черное пятно почти с отчаянием, даже не обратил внимание на что-то отдаленно напоминающее руку, которая опустилась на его плечо. - Что ты сказал? - профессор постоянно щурился, будто у него в один миг усилилась близорукость. - Не мог бы ты говорить отчетливее? Я что-то тебя не понимаю.

Профессор Картэ: - А я вроде не отличаюсь речевыми нарушениями, - вздохнул Лаи Гвион, наклонился к уху Лориарта и раздельно, внятно повторил: - Что. С тобой. Происходит?

Профессор Шиэн: От громкого баса в ухо Лориарт шарахнулся так, что ударился об стену головой, после чего невольно схватился за ушибленное место. Виски теперь пульсировали так сильно, что философу казалось, это заметно даже со стороны. Морщась, он снова их потер, почти с раздражением. - Я не зн аю, - глухо отозвался он. - Что-то со зрением и слухом.

Профессор Картэ: - Что, на этот раз громко? - несколько раздраженно спросил Лаи Гвион, не надеясь на ответ. Потом снова подошел поближе и снова спросил, стараясь выражаться медленно и внятно, как если бы разговаривал с человеком, плохо знающим Всеобщий. - В чем причина?

Профессор Шиэн: Бас непонятным образом превратился в нормальный знакомый голос Лаи Гвиона, даже серебристо-черное пятно теперь выглядело, хоть и расплывчатым, но деканом Темных. Лориарт даже улыбнулся, однако улыбка быстро погасла: сумеречный туман по-прежнему присутствовал. - Не знаю я, в чем причина, - раздраженно ответил философ. - Ничего необычного не происходило. Кроме того, что я шпиона допрашивал, - Темный вспомнил, как он ударил пытающегося сбежать Фаррана магией и снова поморщился.

Профессор Картэ: - Значит, ты поймал шпиона, - констатировал факт Лаи Гвион. - Это великолепно, но что конкретно с тобой случилось? Что ты видишь и слышишь? Лаи Гвион соображал, кто мог бы помочь Лориарту, если того настигла какая-нибудь проблема с Разумом. Обычно Шиэн защищал содержимое своего мозга искусными блоками, так что Лаи не стал бы его сканировать без разрешения, даже беспамятного. А если философ вдруг впадет в буйство или невменяемость, разрешения добиться будет невозможно... Вздохнув, Лаи Гвион просканировал ауру Лориарта на предмет проклятий и прочих искажений. Хотя бы в этой теме он разбирался.

Профессор Шиэн: От слабого всплеска магии Лориарт снова отпрянул и вжался в стенку. Виски отозвались настолько сильной болью, что философу стоило немалого труда сдержать рвущийся наружу стон. - Не надо магии, я очень прошу, - профессор опустил голову и почти отчаянно помассировал виски, которым от этого было, на самом деле, ни жарко, ни холодно. Боль пульсировала где-то внутри головы и усиливалась от малейшего воздействия на разум. Уцепившись за пришедшую внезапно мысль, Лориарт изрек уверенно: - У меня, кажется, сильная мигрень. Это от недосыпания.

Профессор Картэ: Недоверчиво посмотрев на Лориарта, Лаи Гвион подумал, не отправить ли философа прямиком к целителю, раз у него такие трудности с недосыпанием, но что-то его настораживало. Повышеннакя нервность? Обычно больной Лориарт бывал раздражительным, но никак не таким - дерганым и неуравновешенным. Да и, в конце концов, Картэ не зря потратил энное количество времени на приобретение сносных целительских навыков. - Сканирую, - коротко сказал Лаи, накладывая заклинание. - Терпи.

Профессор Шиэн: Лориарт успел только сдержанно кивнуть. Едва магия коснулась воспаленного сознания философа, виски взорвались настолько сильной болью, что Темный не выдержал и вскрикнул. Отчаянно цепляясь сначала за стену, потом за Лаи Гвиона, профессор сжимал зубы, с трудом сдерживая стоны. Боль была дикой. Однако недолгой. Через несколько мгновений она отступила, отдавая Лориарта во власть сумеречного тумана, который теперь был повсюду. Откуда-то слышались голоса: один женский, другой мужской. Услышав их, философу захотелось забиться в угол и зажать уши ладонями, чтобы не слышать, однако вместо этого он только сильнее вцепилсяи в мантию Картэ. Голоса ругались и становились все громче и громче, пока философ не ощутил под почему-то голыми коленками холодный пол. Тонкие исцарапанные пальцы отчаянно цеплялись за стену, глаза саднило так, будто их облили какой-то кислотой. Лориарт обернулся на звук шагов и замер, глядя на высокого темноволосого мужчину, остановившегося в дверном проеме. Мужчина, кажется, то ли вздохнул, то хмыкнул, после чего подошел ближе и, грубо схватив за рукав туники, усадил на пол. - Все еще ничего? Лориарт не понял, о чем он говорит, поэтому только испуганно покачал головой. Мужчина, видимо, расценил это по-своему: раздраженно что-то прошептал, выпрямился и отошел к окну. - Что ж, боюсь, тогда придется еще раз прибегнуть к магии Разума. Услышав про магию, философ отшатнулся и вжался в стену, мотая головой и закрываясь руками. Он прекрасно помнил, что эта магия причиняет только боль и ничего, кроме боли. И до сих пор (сколько времени прошло?) отцу не удалось добиться своей цели: Лориарт по-прежнему не чувствовал магического фона вокруг себя и сколько бы не учил заклинаний, не мог создать даже простого шарика, чтобы осветить комнату. Мужчина простоял неподвижно какое-то время, потом начал рыться в бумагах. Найдя нужный пергамент, он пробежался по его содержимому глазами, кивнул самому себе. - Будет больно, - просто сказал он, обернувшись. - Но ты ведь потерпишь, правда, Лори? Лориарт заслонился исцарапанными руками, прекрасно зная, что любой его ответ не заставит отца прекратить. Какой-то частью сознания он и сам понимал, что подобные эксперименты необходимы, с другой - ему было все равно. Но почему же всегда так больно..? Последнее, что почувствовал мальчик, была боль, ярко-белая, раскаленная и сводящее с ума покалывание по всему телу. Лориарт тихо всхлипнул, пряча лицо на плече Лаи Гвиона и мелко трясясь всем телом.

Профессор Картэ: Лаи Гвион вздрогнул и открыл глаза. Его руки машинально обнимали Лориарта за плечи, а увиденная ярко, будто чужая мысль, картинка все еще плыла перед глазами.... Декан Темных моргнул, прогоняя прочь видение чужого несчастья и боли; в сердце накалялась волна гнева, жажда отомстить... Когда-то давным-давно Цифаиль рассказывал Лаи Гвиону, что произошло с последним из "приемных детей" ректора. Родной отец, пытаясь достать из сына заблокированную магию, пробовал на нем одно заклинание Магии разума за другим, причиняя, естественно, много больше вреда, чем пользы. Экспериментируя с чужой головой, он довел Лориарта чуть ли не до безумия. Помощь успела буквально в последний момент, когда будущее светило философии уже тихо сходило с ума. Но до сих пор, вспоминая об этом, Лаи Гвион испытывал настоящее бешенство, ледяное и неконтролируемое. Сейчас ему казалось, что он обнимает, стремясь поддержать, не упрямого друга, никогда не умевшего попросить о чем-либо вовремя, а ребенка из прошлого, загнанного в совершенно нестерпимую ситуацию собственными родителями. Кроме того, Лаи Гвион сердился на самого себя - перед тем, как просканировать Лориарта, он сказал фактически ту же реплику, что и отец Шиэна когда-то. Ну и что же мне с ним делать? - думал он, уводя Лориарта подальше от лестницы и усаживая на диван в рекреации. На его воспоминания ставили блок высококлассные маги Разума. Сейчас память почему-то прорвалась. Предположим, я смогу поставить временный блок... Но это означает ранить его еще больше. Лаи Гвион посмотрел на друга. ...Однако, похоже, придется пойти на это. Опасная работа и болезненная, но искать сейчас магов Разума по всем этажам.... Глубоко вздохнув, он положил пальцы на виски Лориарта и погрузился в его разум, работая так тщательно и бережно, как не работал никогда в жизни. Он собирался найти плавающие на поверхности сознания "осколки" воспоминаний и окружить их более-менее прочным барьером, оградив личность Лориарта от их влияния.

Профессор Шиэн: Боль отступила на второй план, ноющая и тихая, привычная боль, которой уже фактически не замечаешь. Лориарт не заметил, как его усадили на скамейку, он только вздохнул, склонив голову к плечу и слегка вздрогнул, почувствовав очередное проникновение в свой разум. Перед полузакрытыми глазами вспышками мелькали воспоминания. Мальчик, забившийся в угол. Горящие отчаянием голубые глаза, тонкие расцарапанные в кровь руки заслоняют осунувшееся лицо, бледное, как мрамор. Звуки шагов, ругающиеся голоса, крики, плач. Людная улица, все спешат по своим делам, а он бежит, бежит, не разбирая дороги, лишь бы подальше от боли, от темноты, от сошедшего с ума дома. Его грубо хватают за рукав, куда-то тащат. Он сначала вырывается, отчаянно, как попавший в капкан волчонок, потом сдается, понимая, что дорога к бегству потеряна, так же, как потерян он сам. Снова темная комната. Тусклый свет огоньков, алых шариков, простого заклинания, но даже на него почему-то нет сил. Магия молчит. Он смотрит на себя в зеркало, упрямо сжав губы, рисуя на мутном стекле руны заклинания, которое прошлой ночью раз за разом читал его отец. Пустота. Мысли возникают проблесками. Слабость затмевает рассудок настолько, что он не может ходить, просто сидит в углу и смотрит на свои расцарапанные руки. Крики за стеной не стихают, страшные крики, неправильные. Раньше они были другие. Мальчик оборачивается к двери, чтобы увидеть в проеме худую фигуру незнакомого среброволосого человека. Он лениво прислонился к дверному косяку одним плечом, на бледных губах застыла рассеянная улыбка. - Все. Ты свободен. Как тебя... Лори? Протянутая узкая ладонь, за которою хочется схватиться, но страшно. От незнакомца веет магией, кажется, он весь ей пропитан, насквозь. Мальчику почему-то кажется, что на него смотрят не ярко-зеленые, а ярко-алые глаза, а волосы у незнакомца черные-черные, как ночь. Лица, лица. Знакомые и незнакомые. Гул голосов. Боль, затмевающая разум. Холодные пальцы касаются висков. Мальчик замирает, ожидая очередного удара, но ничего не происходит, он просто проваливается в теплое небытие сна, а когда просыпается, понимает, что все закончилось. Пустой дом. Заколоченные наглухо окна. Идет дождь. Мокрые улицы без прохожих. Он идет прочь, чтобы не видеть и не слышать. Не вспоминать. Это прошлое не его, оно чужое. Стало быть и думать о нем незачем. Лориарт тихо застонал, уронив голову на плечо Лаи Гвиона.

Профессор Картэ: Лаи Гвион аккуратно, шаг за шагом, вырынул из чужого разума. Отняв пальцы от висков Лориарта, он некоторое время сидел неподвижно, глубоко дыша. Надо было дождаться, пока развеется в голове характерное "послевкусие" напряженной работы со сложнейшей магией; все, что он мог теперь - надеяться на успех вмешательства. - Лориарт? Как ты? - тихо окликнул он друга.

Профессор Шиэн: Голос Лаи Гвиона донесся до сознания, как сквозь туман, однако, когда Лориарт нерешительно приоткрыл глаза, то того самого, успевшего надоесть, сумеречного тумана не было. Философ вздохнул, протер глаза и посмотрел на декана Темных несколько растерянно. - Нормально, - он привычным жестом потер виски. - Голова только страшно гудит.

Профессор Картэ: Лаи Гвион со вздохом облегчения откинулся на спинку дивана, что вызвало приступ боли в спине, поморщился этому обстоятельству, потом посмотрел на Лориарта. - Я понял, что с тобой произошло, но причина по-прежнему не ясна. Как насчет обменяться любезностями? Я расскажу тебе про этот странный приступ, а ты мне - про шпиона вкратце. Мне нужно донести эту информацию до Цифаиля.

Профессор Шиэн: - Ладно, - отстраненным тоном отозвался Лориарт, потерев висок. Возникла мысль воспользоваться магией, чтобы убрать головную боль, но философ почему-то ее отмел, она вызвала, скорее, негатив, нежели энтузиазм. - Только, может, мы все-таки пойдем куда-нибудь в другое место? - профессор огляделся по сторонам. На пятом этаже оставаться откровенно не хотелось.

Профессор Картэ: - Куда ты предлагаешь? - спросил Картэ довольно спокойно, хотя ему не улыбалось сегодня много перемещаться, прыгая с этажа на этаж. - Мы можем пойти к тебе. Или ко мне. Или в деканский кабинет. И оттуда, со второго этажа, я по окончании разговора снова пойду на седьмой к Цифаилю, по пути не забыв оглядеть место сражения Фэйста здесь, на пятом, и поговорив с целителями на тему шпиона.... - подумал Картэ, виду, впрочем, не подав.

Профессор Шиэн: - О делах лучше говорить в кабинетах. В комнатах принято отдыхать, - Лориарт медленно поднялся, переждал, пока пройдет очередная вспышка боли: она была не слишком сильной, но неприятной. - Пойдем? - философ посмотрел на Лаи Гвиона, слабо улыбнулся и нетвердым шагом пошел по коридору. ----> 2 этаж. Учебное крыло. Кабинет декана.

Профессор Картэ: Два инвалида, - подумал Картэ про себя, поднимаясь с лавочки и снова морщась. Не слишком быстрым шагом - торопиться было особенно некуда - он проследовал в собственный кабинет на втором этаже. ----> 2 этаж. Учебное крыло. Кабинет декана.

Профессор Картэ: В очередной раз оказавшись в лазаретском коридоре, Лаи Гвион прикрыл дверь в приемную и снова обернулся к Дэррилу. - Позвольте мне взглянуть поближе на обломки? - он протянул руку. Может, у гитары артефактные струны... Тогда я скорее всего почувствую. И это единственное объясение, которое приходит мне в голову.

Дэррил Арсэ ин Лаос: - Хм?.. А, обломки. Да, вот, держите, - Дэррил снял безнадёжно покалеченный инструмент с плеча и протянул декану. - Я, помнится, купил её в каком-то портовом городке, на блошином рынке. Никаких особых свойств за ней, вроде бы, не водилось, ну разве что тон приятный... был. Погодник с сожалением вздохнул. "Многие вещи начинаешь ценить только тогда, когда они гибнут." Может, всё-таки стоит попытаться её восстановть, чем тьма не шутит...



полная версия страницы