Форум » 5 этаж » Палата Фаррана » Ответить

Палата Фаррана

Мастер:

Ответов - 81, стр: 1 2 3 All

Профессор Шиэн: 5 этаж. Коридоры. ---> Дойдя до нужной двери, Лориарт помедлил, потом тихо, но твердо постучал.

Эсфин: Из-за плотно прикрытой и, кажется, запертой каким-то блоком двери с минуту не доносилось ни звука. Потом она внезапно отворилась, из комнаты вышел Альмар и закрыл дверь за собой, прислонившись к ней. На строгом лице целителя от усталости залегли серые тени. Похоже, он так и не спал всю ночь. - Вы хотите увидеть Фаррана? - спросил он сумрачно. - Учтите, его закончило ломать только два часа назад. Психическое состояние оставляет желать лучшего. Я напоил его успокоительным, но в деле, где замешан данный наркотик, хороший маг Разума, возможно, сумеет помочь эффективнее... Альмар оглянулся на дверь. - Он все еще становится буйным раз в десять минут, - устало дополнил Небесный Эльф.

Профессор Шиэн: Лориарт лишь кивнул целителю в знак приветствия, затем молча его выслушал. - Понятно. А как вы сами считаете, стоит ли заняться снятием заклинания, находящегося под наркотиком или стоит еще немного подождать, пока ломка прекратится окончательно? Мне бы, если честно, не очень хотелось, чтобы этот шпион сошел с ума. Так у него ни слова, ни мысли не достать будет.


Эсфин: - Вы удивительно целеустремленный маг, - заметил Альмар сухо. - Впрочем, я и раньше осознавал, что лечу этого человека ради тюрьмы. Это была спокойная констатация факта, однако по тени неудовольствия, скользнувшей по безупречному лицу, можно было догадаться: целитель сочувствует своему пациенту. - Копаться в его голове ниже уровня наркотика я бы не рекомендовал. Я не сканировал его разум, но переломало его пока только физиологически. Наркотик же действует на магической основе, одновременно подстегивая мышление и подчиняя личность одной-единственной цели. Добыче новой дозы. Вы увидите это своими глазами, - Альмар поджал губы. - И, думаю, тогда же поймете, что любые жесткие вмешательства исключены.

Профессор Шиэн: - Это мне и самому известно, - проговорил Лориарт, нахмурившись. Альмару он, хоть и доверял и ценил, как целителя, однако то, что Светлый сочувствует Фаррану, которому действительно место только в тюрьме, если не на виселице, возможно, никакой симпатии не прибавило, наоборот. - Вы не ответили на мой вопрос, Альмар. Мне стоит сейчас его сканировать с помощью магии Разума или стоит подождать, поберечь шпиона, чтобы не случилось ничего непоправимого? - интонации профессора теперь явно говорили о том, что он раздражен.

Эсфин: - Сканировать - попробуйте. - тон целителя, наоборот, напоминал водяные брызги на морозе - слова, казалось, замерзали на лету. - Грубых вмешательств, я уверен, Вы не допустите. Когда закончите с ним, попросите меня разбудить. И учтите, что заклинания Ваши я с него, разумеется, снял. Альмар отошел в сторону от двери.

Профессор Шиэн: - Хорошо, - Лориарт еще секунду смотрел на Альмара, потом шагнул вперед и, открыв дверь, вошел в комнату.

Эсфин: Комната представляла собой обычную палату, правда, маленькую, рассчитанную на два места. Слева и справа - кровати, одна из них разобрана, простыни смяты, будо их комкали нарочно, одеяло наполовину сползло на пол. Палата мягко освещена маленькими магическими шариками, что не мешает с первого раза не заметить ее обитателя - Фарран тенью забился в угол ближе к двери. На шпионе больничная одежда - черные штаны и мягкая белая туника, встрепанные черные волосы закрывают лицо. Тонкие руки судорожно сжаты на коленях. Белая, как бумага, кожа производит болезненное вечатление. Кажется, шпиона мелко трясет; улышав шаги, он шарахнулся в сторону, ударившись затылком об стену.

Профессор Шиэн: Все самообладание в один миг покинуло Лориарта, стоило ему увидеть шпиона. Профессор невольно отступил на шаг, споткнулся на ровном месте и упал на пол. Не заметив слабой боли в ушибленных руках, он продолжал не отрываясь смотреть на Фаррана широко раскрытыми ярко-голубыми глазами. В памяти мелькали отрывки воспоминаний, давно забытые, давно зарытые глубоко, так глубоко, что Лориарт и сам уже не помнил, что это было именно с ним, а не с кем-то других. Темная комната. Тускло-алые огоньки. Забившийся в угол черноволосый мальчик. Голубые глаза на бледном расцарапанном лице смотрятся неестественно. Он не должен был родиться с голубыми глазами. Это ведь невозможно. Мальчик с силой царапает лицо, стараясь не слышать за дверью громкие голоса родителей, которые снова ругаются. Они ругаются каждый день, кажется, даже, каждый час. В доме почти никогда не бывает тихо. - Это яртово отродье! Ты, небось, погуляла с кем-то, пока меня дома не было? - звуки ударов. - Прекрати! Хотела бы я знать, почему мой ребенок совершенно не похож на моего! - срывающийся от плача голос. Мать била его, когда отец уходил. Для нее это был как тайный ритуал, а мальчику постоянно казалось, что весь дом сошел с ума и он был тому причиной. Когда матери не бывало дома, за дело брался отец. Правда, до побоев он никогда не опускался. Сначала он честно пытался найти причину неправильности собственного ребенка, потом обозлился на то, что мальчик совсем не владеет магией и в итоге сорвался и начал использовать сына в качестве подопытного в экспериментах с магией Разума. Лориарт не понимал, что с ним делают, он тогда уже вообще ничего не понимал. Ему только хотелось, чтобы все поскорее закончилось, ему хотелось уметь создавать такие же алые огоньки, ему хотелось, чтобы его глаза были алыми, а не этого проклятого голубого цвета... Темный медленно, будто во сне, прислонился к стене. Побледневшие губы сами произнесли имя: - Фарран? Со звуком собственного голоса вернулась и реальность, казавшаяся, по сравнению с прошлым, нелепой цветной картинкой. Лориарт рассеянно моргнул и невольно дотронулся пальцами до висков. Воспоминания рассеивались с каждой следующей секундой. Через мгновение философ вообще не мог вспомнить, что ему привиделось.

Эсфин: Сжавшийся в углу шпион медленно поднял голову. Выглядел он плохо - под глазами залегли серые тени, а сами глаза, сапфировой синевы, горели странным голодным блеском. Он сощурился, словно плохо видел, с трудом поднялся с пола, оперся на спинку кровати, пошатнувшись. - У Вас глаза голубые, - невпопад заметил он, потом, помолчав пару секунд, неприязненно спросил: - Зачем Вы пришли?.. У него и голос был слабый, срывающийся.

Профессор Шиэн: Лориарт хотел было ответить, но с губ сорвался только хрип. В горле пересохло. Профессор медленно поднялся на ноги, откашлялся. Комната вокруг почему-то казалась погруженной в полумрак, хотя, на самом деле, было довольно светло. Философ протер глаза, замер, почти со злостью наложил иллюзию - радужка снова стала ярко-алой. - Вы знаете, зачем, - коротко ответил Лориарт глядя на Фаррана сверху вниз.

Эсфин: - С Вами что-то случилось? - с ехидцей, изрядно попорченной дрожью, спросил Фарран, садясь на кровать. - Выглядите потрясенным. Это я так плохо выгляжу? А впрочем, какое мне дело... - он махнул рукой, прерывая собственную бессвязную речь. - Я не знаю, зачем Вы здесь. Ваш целитель подлатал меня, так что я могу отправляться на виселицу, правда?.. Кстати, его раны и страшная ссадина на щеке действительно исчезли, осталось только легкое покраснение на коже - остаточный эффект магического повреждения.

Профессор Шиэн: - Действительно, какое вам дело? - раздраженно отозвался Лориарт. Его самого злило, что он так потрясен. Только причину он теперь не знал. Секунду назад он понимал, что случилось, а теперь - нет. - Виселица никуда от вас не убежит, Фарран, - с нажимом. Профессор сделал шаг вперед и почему-то остановился. Помолчал какое-то время, не понимая, что с ним происходит, затем продолжил: - Я пришел, чтобы узнать, на кого вы шпионили, зачем и по своей ли воле. От этого будет зависеть, собственно, ваша жизнь и насколько скоро вас ждет виселица, - профессор старался говорить спокойно, но и его голос по непонятной для него причине слегка дрожал.

Эсфин: - Послушайте, - возбужденно сказал Фарран, уловив секундную нерешительность Лориарта. - Вам ведь, кроме информации, ничего от меня не нужно? Посмотрите на меня. Я плохо соображаю. Еле двигаюсь. Я скажу вам, где мой резервный пузырек с "Пылью веков"... это то, что мне нужно сейчас. Я восстановлюсь, и мы поговорим нормально. Вам же без разницы, как я умру - наркоманом или нет... А времени мы сэкономим массу. Эта идея, видимо, вдохновила Фаррана - он даже встал с кровати и подошел поближе.

Профессор Шиэн: Возбужденность и просьба Фаррана от чего-то добавили Лориарту решительности. Он почти забыл о том, как теперь видится ему окружающая обстановка и даже усмехнулся, с деланым удивлением приподняв брови. - И вы наивно полагаете, что я соглашусь? - профессор скрестил руки на груди, потом, подумав, спросил, сощурившись: - Где ваш пузырек?

Эсфин: - А почему бы и нет? - удивился Фарран. - Разве Вам это не выгодно?.. Последняя доза у меня дома, - с сожалением сказал он, глядя куда-то в пространство, словно пытаясь взглядом притянуть к себе предмет вожделения. - Это совсем близко от центральной площади. Там в кухне есть тайник под отклееной плиткой... Руки у него ощутимо дрогнули, лицо на миг исказилось. - Лориарт, пожалуйста.

Профессор Шиэн: - Адрес, - не дрогнувшим на этот раз голосом проговорил Лориарт, пристально глядя на Фаррана. Все необычности всегда отходили на второй план, если философ находил мысль, за которую можно было крепко уцепиться. Как и теперь. Что же касается лжи, то это никогда не пробуждало его совесть, не пробудит и теперь.

Эсфин: Напряженным от пробудившейся надежды голосом Фарран назвал адрес - дом на Главной улице. - Я снимаю там флигель, - шпион попытался было пройтись по комнате, но, обессилев, снова сел. - Ключи у меня забрал целитель... Альм... Альмар, кажется. Или как там его звали. Страшный человек, кстати. - он внезапно схватил себя за горло, останавливая собственный поток слов. - Там всего одна комната и кухня. В кухне цветная плитка на полу, коричневая и бежевая... Голос его вдруг стал мечтательным, и это, кажется, уже не относилось к наркотику. - Посмотрите на правый угол двери и отсчитайте от него пять бежевых плиток вперед. Возьмите нож покрепче и сковырните ее. Там и лежит пузырек.

Профессор Шиэн: Лориарт кивнул едва заметно, запоминая адрес. Монолог Фаррана он выслушал молча и отстраненно, однако запомнил каждое слово. Правда, наркотик шпиону профессор приносить, естественно, не собирался, но, как водится, в доме у Фаррана можно найти много чего, даже если не удастся вытащить это из самого шпиона. А если не найдется никаких бумаг, всегда можно прибегнуть к магии Пространства или Времени. Главное только мага хорошего найти. - Ясно. Я запомнил. Вам принесут ваш пузырек, но... - философ помолчал несколько секунд. - С одним условием.

Эсфин: - С каким? - шпион поднял голову и посмотрел нак Лориарта выжидающе.

Профессор Шиэн: - Вы не будете препятствовать тому, что я хочу узнать и позволите мне вас просканировать. Обещаю, я буду осторожен, - Лориарт позволил себе слегка улыбнуться. - Вы же не хотите, чтобы я снова вас связывал? В конце концов в этом приятного мало, да и вы не животное.

Эсфин: - Хорошо, - шпион тяжело вздохнул. - Извольте. Было видно, что идея не вызывала у него бездну воодушевления, шпион выглядел притихшим и погасшим, будто лучина, которую задули и сломали. Создавалось впечатление, что ради своей цели он готов на что угодно, сам это осознает и сам от этого страдает.

Профессор Шиэн: - Быть может, вы и так сами что-то вспомните? - спросил Лориарт как бы между прочим. - Я пообещал Альмару прибегать к магии только в крайнем случае. Вы, наверное, знаете, что магия Разума, так или иначе, ломает, незримо, правда. На первый взгляд незаметно. Но если пользоваться ей часто, то это приведет к сумашествию того, к кому эта магия применяется. Так что, думаю, не стоит злоупотреблять.

Эсфин: - Очень благородно с Вашей стороны, - мало-помалу Фарран двигался по кровати к стене, пока совсем не влип в нее спиной. Он снова судорожно обнял руками колени, сжался, как будто нечто причиняло ему боль. - Что Вы хотите знать? - пробормотал он тихо.

Профессор Шиэн: - Места, в которых вы бываете, например. Все, что помните. От таверен до лавок. У вас, кстати, есть друзья, Фарран? - профессор смотрел на шпиона, не отрываясь, по-прежнему щуря глаза. Уверенность хоть и не пропала, однако сумеречный мир вокруг причинял, скорее, неудобство, нежели наоборот. Лориарт почти кожей ощущал мутную серость вокруг и не понимал, откуда она взялась.

Эсфин: - Друзья... - шпион повторил это слово, немного рассеянно, будто пытаясь собрать мысли. - Друзья... нет, по-моему... мне и не нужен. Люди мне мешают, - он поморщился. - Они отвлекают, все время о чем-то спрашивают... Я не ем в тавернах, захожу на рынок раз в месяц. Бываю в лавках артефактов. Раньше иногда приходил в гильдию... давно там не появлялся... В бибилиотеку часто захожу. И куда пошлют. - он нервно улыбнулся.

Профессор Шиэн: - В каких тавернах, на какой рынок, в какие лавки? - Лориарт, не глядя, придвинул ногой стул, сел, только чтобы не стоять, хотя ему тут же почему-то стало неуютно. - И... вы все еще не можете вспомнить, на кого работаете? Меня интересует любая мелочь.

Эсфин: - Я не помню! - Фарран неожиданно схватился руками за голову, судорожно сжимая виски жестом отчаяния. - Я всегда помню, какое задание мне дали и что я должен делать после, где я могу достать "Пыль", но больше ничего... - его голос вдруг странно сломался, казалось, шпион сейчас начнет всхлипывать.

Профессор Шиэн: Лориарт только вздохнул, снова скрестив руки на груди. Он ожидал услышать такой ответ и удивлен не был, хотя, конечно, было несомненно досадно, потому что (философ сам не знал, почему) к магии прибегать не хотелось. Более того, стоило вообще подумать о магическом вмешательстве, как тут же начинало тошнить. Профессор тряхнул волосами и сделал несколько глубоких вдохов. - Успокойтесь, - Лориарт сам не знал, кому была адресована эта фраза: Фаррану или самому себе. - Не помните - не надо. Значит, все-таки придется применить магию... - философ закусил губу, борясь с очередным приступом тошноты. Перед глазами неожиданно вспыхнуло видение забившегося у угол темноволосого юноши, закрывающего ярко-голубые глаза расцарапанными руками, а в ушах зазвучал какой-то далекий, смутно знакомый голос, читающий заклинания одно за другим, одно за другим... И ни с чем не сравнимое чувство, когда задыхаешься от боли, то появляющейся, то отпускающей и постоянное сильное покалывание во всем теле сводит с ума...

Эсфин: Шпион, с трудом, по всей видимости, поборов приступ истерии, как раз поднял голову. Воспользовавшись замешательством Лориарта, он внезапно вне всякой логики предпринял попытку к бегству - неожиданно ловко перепрыгнув через спинку кровати, Фарран рванулся к двери, правда, уже на подходе споткнулся - ноги держали его не слишком уверенно. Не упав, шпион ухватился за массивную ручку.

Профессор Шиэн: Лориарт среагировал мгновенно: громкие звуки отвлекли его от навязчивых мыслей, поэтому, резко обернувшись, он выставил руку вперед и быстро прочитал заклинание магии Воздуха. Магия получилась настолько сильной, что Фаррана отшвырнуло от двери и ударило об стену. Только тогда философ очнулся окончательно и рассеянно моргнул, глядя на свои дрожащие пальцы.

Эсфин: Припечатавшись к стене - неловко, многострадальным плечом - Фарран болезненно охнул и сполз на пол, безвольно, будто все силы разом его покинули. Он даже не протянул руку потрогать ушибленное плечо - только дышал, часто, с хрипом. Судя по глазам, в голове у него помутилось.

Профессор Шиэн: - Фарран? - Лориарт медленно поднялся, с трудом удержавшись на ногах, потому что перед глазами все поплыло. Философ тряхнул волосами и неловко шагнул вперед. - Фарран, извините, я, кажется, переборщил... - шаг. - Я не хотел вас ударить.

Эсфин: Фарран, кажется, окончательно потерял остаток сил, не выжатых ломкой, так что даже не попытался подняться. - Теперь Вы мне ничего не принесете, - почти беззвучно сказал он посеревшими губами. - Я так и думал... Зачем меня сразу не убило тем блоком?.. Шпион казался полностью обезволенным существом, только на дне синих глаз еще теплилась какая-то искра разума.

Профессор Шиэн: Лориарт остановился, растерянно глядя на шпиона сверху вниз. Алые секунду назад глаза вновь стали ярко-голубыми. Философ никогда не видел в себе умения успокаивать кого бы то ни было, а уж наркомана, у которого недавно кончилась ломка - и подавно. Он не слишком разбирался в различных реакциях человеческого разума на то или иное событие, в конце концов, на целителя профессор никогда не учился, хотя всегда хотел. - Неправда. И не стоит так говорить. Возможно, вы даже не попадете на виселицу, если вдруг узнается, что вы шпионили не по своей воле, - Лориарту почему-то отчаянно захотелось, чтобы так все и было, чтобы Фарран оказался невиновным.

Эсфин: - Боюсь, что это не так, - тихо и бесцветно произнес шпион. - Это дело было не первым, и я всегда соглашаюсь по доброй воле. Потому что всегда знал, что будет, если мне не отдадут дозу. Знал, что стану тряпкой под чужими ногами, знал, что кто угодно сможет сделать со мной что угодно. Сегодня ночью я думал, что ломка убьет меня, но случилось чудо, и я могу мучаться дальше. К примеру, выпрашивать флакон.

Профессор Шиэн: - Как так получилось, что вы подсели... на эту вашу "Пыль"? - вопрос был задан ни с того ни с сего, Лориарт сам не успел понять, почему спросил об этом. Ожидая ответа, философ раздраженно помассировал ноющие виски. Серость уходить не желала.

Эсфин: Фарран не ответил, упрямо поджав губы и отвернувшись к стене.

Профессор Шиэн: - Не хотите говорить, как хотите, - вздохнув, сдался Лориарт. - Советую вам лечь и вздремнуть, пока не вернулся Альмар. Я вас на сегодня покину, - еще раз потерев виски, профессор направился к выходу из палаты.

Эсфин: Фарран снова не ответил, уставившись безжизненным взглядом куда-то в ему одному ведомое пространство.

Профессор Шиэн: Лориарт последний раз оглянулся на Фаррана и вышел из палаты, закрыв за собой дверь. ---> 5 этаж. Коридоры.

Профессор Шиэн: 5 этаж. Коридоры ---> Свернув за угол, Лориарт невольно ускорил шаг. С одной стороны ему хотелось разобраться со всем побыстрее, с другой - не напороться случайно на Альмара, невзирая на то, что узнать о том, как шпион провел весь день, было бы полезно.

Эсфин: Ваши надежды не оправдались: перед палатой Фаррана, скучая, сидел на табурете боевой маг Цифаиля, а из двери как раз выходил Альмар с пустым стаканом в руках. На лице целителя усталость не отобразилась, од нако по тому, как он потер лоб пальцами, можно было предположить - Небесный так и не лег спать после ночной смены. - Добро пожаловать обратно, - сказал Альмар своим обычным прохладным тоном. - Я вынужден попросить Вас положить блок на магию нашего друга. Час назад, сразу после визита Мастера Цифаиля, он предпринял попытку самоубийства. С помощью Магии Тьмы, - уточнил целитель.

Профессор Шиэн: Лориарт, завидев Альмара, невольно внутренне напрягся. Впрочем, это напряжение не было связано с волнением никоим образом, надлежало просто держать себя в руках и не выказывать своего отношения. Еще чего не хватало. На приветствие целителя философ только кивнул, потом, выслушав остальное, нахмурился. Новость вызвала смешанные эмоции: не то раздражение, не то разочарование, не то волнение. Лориарт никак не мог выявить конкретно, как он относится к такому странному известию. Он в прошлом и сам побаивался Мастера Цифаиля, Верховный маг никогда не был мягким человеком, тогда еще студент Шиэн думал, что ректор никогда не бывает добр, разве что к Киолу. Потом понял, что ошибался, однако прекрасно помнил о том, что Мастер Цифаиль, когда ему что-то не нравится, может быть даже излишне жесток, не в действиях, конечно, в словах. Он отчего-то хорошо запомнил тот момент, когда ректор отчитывал какого-то студента за какую-то серьезную, судя по тону Верховного мага, провинность. Студента исключили в этот же день, а Лориарту потом снилось, что Цифаиль таким же страшно чужим и холодным тоном отчитывает его самого... за то, что он не сдал какой-то пустяковый экзамен. - Каково его состояние на данный момент? - спросил у Альмара Лориарт.

Эсфин: - Подавлен. Я дал ему успокоительное, присмотрел за ним, залечил физические последствия, благо что их было немного - господин боевой маг и я вовремя заметили скачок магии. Это была попытка самоудушения. К сожалению, никто не гарантирует, что при отсутствии блока Фарран не повторит печальный опыт, его магия не слишком сильна, но для повреждений хватит. Альмар поморщился. Как и все Светлые, он презирал самоубийство. - Повеситься он не сможет - недостаточно извращен. - сухо продолжил целитель. - Острых предметов в палате нет. А кроме суицида... я должен Вас предупредить: наркоман, только что вышедший из ломки, пойдет на все, чтобы достать наркотик. Будьте с ним очень осторожны.

Профессор Шиэн: Лориарт, пока Альмар говорил, успел удивиться, что способен испытывать к Фаррану понимание и сочувствие. Он, конечно, никогда не имел дело с наркотиками и не стремился, однако кое-что читал в свое время, любопытства ради, поэтому представление имел, а фантазия философу никогда не отказывала. Поэтому он прекрасно понимал, в каком состоянии может находиться Фарран после поимки, ломки, общения с Альмаром, а потом и общения с Мастером Цифаилем для полноты картины. Это с какой-то стороны оправдывало шпиона, но с другой - Лориарт, как бы ему не хотелось, все-таки был в чем-то согласен со Светлым. Он задумывался о самоубийствах и попытках самоубийства и считал это проявлением слабости и нежеланием бороться. Хотя тут имело место было моральное и физическое состояние наркомана. В общем, вопрос спорный, как ни крути. - Безусловно, - все тем же спокойно-отстраненным тоном, каким он обычно говорил с Альмаром, ответил Лориарт, слегка кивнув, вспоминая, кстати, о том, что в кармане все еще лежит найденный у Фаррана дома пузырек с "Пылью". Оставалось только надеяться на то, что шпион никаким местом не был Ву-Ани, чтобы унюхать заветный запах. Мысли оставить пузырек у Альмара у философа почему-то не возникло. - Антимагический блок я поставлю. С ним можно немного поговорить? Или лучше не следует? - вопрос был задан, скорее, из вежливости, потому что, несмотря на ответ Светлого, Лориарт был твердо намерен поговорить с Фарраном.

Эсфин: - С ним нужно немного поговорить, - ответил Альмар с упором на слове "нужно". - Чем больше времени он будет занят, тем лучше. По-хорошему, у наркомана на излечении не должно быть и минуты свободной, однако здесь, в Академии, это трудно устроить.

Профессор Шиэн: Лориарту почему-то захотелось раздраженно отмахнуться в ответ на "нужно немного поговорить", хотя как раз за этим сюда и шел. Возможно, сказалась усталость сегодняшнего дня, а, возможно, и антипатия к Светлому. - Ясно, - коротко отозвался он. - Тогда я пойду и поговорю, раз это действительно нужно, - Темный усмехнулся холодно и шагнул к двери, открыл ее, медленно вошел внутрь и закрыл за собой. Огляделся.

Фарран: В палате ничего не изменилось, кроме ее обитателя. Фарран, все в той же больничной одежде, сидел на кровати, опираясь спиной на подушки. Его черные волосы, когда-то длинные, теперь были подстрижены по плечи, не вполне профессионально, но ровно - пряди, срезанные заклинанием, больше не выделялись. Увидев, что кто-то вошел в дверь, шпион посмотрел в сторону Лориарта из-под поднятой руки, будто защищаясь от солнца. Движения его были слабыми и неуверенными. Опознав, видимо, своего посетителя, Фарран опустил руку, но ничего не сказал - как если бы разучился разговаривать.

Профессор Шиэн: Лориарт вздохнул, прошел чуть дальше, пододвинул к кровати стул, присел на краешек, чтобы не смотреть на Фаррана сверху вниз. Это, конечно, было преимуществом, однако философ кстати вспомнил, что совершенно забыл про зелье от головной боли: виски все еще противно давило. Профессор некоторое время молча смотрел на шпиона, потом на проверку сказал: - Добрый день? - фраза прозвучала с непонятной интонацией: не то с утвердительной, не то с вопросительной.

Фарран: - Ну, как Вам сказать... - ответил Фарран, голос его был грустным и усталым. - На самом деле, не очень-то он добрый. Неожиданно он забеспокоился, сел ровнее, оглядел Лориарта. - Вы ведь не принесли? - спросил шпион. В его интонациях скользило напряжение пополам с нездоровой надеждой.

Профессор Шиэн: Философ ожидал этого вопроса, правда, не так скоро. Он думал, что Фарран так и будет сидеть, молчаливый и безучастный, пока он сам не скажет, что был у него дома, а с этого, по идее, следовало начать. - Я был у вас дома, - просто сказал Лориарт. Тон был будничный, профессор даже почти не смотрел на шпиона, хотя, на самом деле, очень пристально следил за каждым изменением в лице и в жестах. - Говорил с вашей домоуправительницей или как их там называют? Весьма милая дама, хотя и довольно заурядная, впрочем, это к делу не относится, - философ выдержал задумчивую паузу, потом спросил: - Вы были в Лунном переулке?

Фарран: Фарран вздрогнул, как будто вопрос задел его больной нерв, потом ответил: - В Лунном переулке не бывают, про него только спрашивают, - он вздохнул. Это был очень выжидательный, нетерпеливый вздох.

Профессор Шиэн: - Я знаю, - кивнул Лориарт. - Я не имел в виду: бывали ли вы там на самом деле - это было иносказание. Я хотел спросить вас, что вы знаете об этом шифре? Кто его использует? Места встречи? Все, что угодно. Или... - глаза Темного сузились. - ...Вы опять скажете, что ничего не знаете и не хотите знать?

Фарран: - А когда я говорил, что ничего не знаю? - шпион, кажется, обиделся, смотрелось это, учитывая ситуацию, совершенно по-детски. Вообще по лицу Фаррана сейчас можно было читать его эмоции, как по раскрытой книге. То ли из-за наркотика, все еще оплетавшего его разум, то ли из-за некой другой причины он казался совершенно уязвимым. - Я раскажу. У меня нет абсолютно никаких причин молчать. К примеру, Лунный переулок - это шифр, по которому узнают торговцев "Пылью". Они всегда встречаются сами, если знают, что у клиента кончилась доза. Думаю, они прекрасно знают, сколько "Пыли" нужно и когда, и пасут всех своих покупателей. Обычно они приходят к дому, стучат, как обычные посетители, вопрос используется, чтобы не ошибиться. Торговец ответил бы - "Да, из сто семнадцатого дома", и только так. Он перевел дыхание. - Вот видите, я чертовски много говорю, - с досадой сказал он, злясь на самого себя, однако бунт вышел слабым и неубедительным.

Профессор Шиэн: Лориарт выслушал Фаррана молча, почти не меняясь в лице. Большая часть того, что рассказал шпион, была ему уже известна и это философа только раздосадовало. - Значит, это все, что вы знаете про... хм... подобных людей, верно? - приподняв брови, спросил профессор и, не дожидаясь ответа, добавил: - Я это все уже знаю. У вас есть, что еще сказать мне на эту тему или перейдем к следующей? Философ сам не знал, отчего его тон такой отстраненно-холодный. Общение с Фарраном не было похоже на общение со Светлым, но, если перед Альмаром ему, в принципе, стыдно бы не было, перед шпионом он не хотел, как говорится "ударить в грязь лицом". Это не было бы на руку ни в коем случае. По крайней мере, Лориарту казалось, что пока он держится отстраненно и выглядит уверенно, все будет в порядке. Он не знал, правда, правильную ли тактику выбрал, но ее ведь в любой момент можно изменить.

Фарран: - Перейдем к следующей. - Фарран теперь зло смотрел в пол. - Если Вы хотите выяснить что-то новое, спрашивайте то, о чем Вы не знаете. Зачем зря тратить на меня время?.. Он помолчал, потом изменившимся голосом продолжил: - Думаю, если пересчитать на деньги потраченное на меня время и силы, Вы, Альмар и этот маг у дверей понесли существенные убытки. Сколько стоит личный визит Правителя Талласа, я боюсь даже предположить.

Профессор Шиэн: - Я надеялся, что вы мне скажете что-нибудь новое. Увы, я ошибся. Жаль. А время я буду тратить на того, на кого пожелаю. Вам ведь все равно нечего делать, - в голосе Лориарта не было насмешки и иронии, но и участия, как такового, не было тоже. Философ выслушал Фаррана и хмыкнул. - Не вам считать наши убытки, забудьте об этом. А вот Мастер Цифаиль... действительно оказал вам большую честь. О Цифаиле Лориарту говорить почему-то не хотелось. То ли, чтобы не отвлекаться лишний раз от разговора, то ли, потому, что он отчасти понимал Фаррана.

Фарран: - Нечего делать... факт, - Фарран откинулся на подушку, прикрыл глаза. На его лице отразилось раздумье, он помедлил, собрался было что-то сказать, потом еще раз помедлил, передумал и вымолвил только: - Задавайте Ваши вопросы.

Профессор Шиэн: Лориарт помолчал, глядя на шпиона, потом сказал: - Сегодня в таверне на Главной улице я встретил женщину. Богато одетую, светловолосую и очень взволнованную. Имени я ее не знаю. Она села ко мне за столик, сидела какое-то время, а потом почему-то заплакала. Я спросил ее, что случилось, и она рассказала, что видела меня выходящим из вашего дома. Сказала, что боится вас, боится, что вы будете ее преследовать, после того, как вас отсюда выпустят, - философ хмыкнул, почему-то подумав о том, как нелепо это теперь звучит. Возможно, эта женщина вообще врала, чтобы достать информацию о Фарране, кто знает. А, может, врала частично. - Она была вашей любовницей какое-то время, говорила, что вы обвинили ее в том, что подсели на наркотик. Предупредила, чтобы я был с вами осторожен, - профессор улыбнулся уголком рта, не сводя взгляда с лица шпиона. - Поблагодарила за то, что я ее выслушал и... ушла. Следом за ней вышел еще какой-то человек. Оказалось, что они сообщники, - Лориарт снова помолчал какое-то время. - Кто эта женщина? И говорила ли она правду? Вы действительно знали ее, господин де Авэн?

Фарран: - Женщина. Вопрос, которая это была женщина? Светловолосая... Наверно, это моя последняя подруга. Только она не носила богатую одежду. Что касается прочего, я действительно впервые выпил "Пыли" из-за нее. Но преследовать никогда не преследовал, а ведь она ушла с пару месяцев назад... кажется... Было видно, что шиону сложно определить точный срок. - Она была обычной девушкой, ничего особенного. Мы с ней попали в трудную ситуацию.

Профессор Шиэн: - Она сказала: три месяца, - поправил Лориарт. - Значит, вы не знаете ни про то, что с ней стало после вашего расставания, ни про то, кем может быть ее сообщник? - философ задумчиво потер висок, поморщился от боли. Подробности личной жизни Фаррана его не интересовали, его интересовало, почему и для кого врала и доставала информацию его бывшая девушка. - "Надо будет узнать про этот дом и про то, кто там может жить. Но с этим к Мастеру Цифаилю... Ох, шисс, мне же надо было к нему зайти!.."

Фарран: - Нет, кроме того, что он или кто-то другой ей хорошо платит. Если у нее было кольцо на пальце, следовательно, вышла замуж, найдя более удобную партию... это бы все объяснило. А почему сообщник? - Фарран поднял голову, посмотрел на Лориарта прямо. - Почему не просто друг, к примеру? Его голос был грустным и задумчивым, как будто в голове у шпиона постоянно роились мысли, да только не слишком веселые.

Профессор Шиэн: - Мне так показалось. Возможно, с того, что мне теперь везде чудятся шпионы, вроде вас, а, возможно, потому, что это странно выглядело со стороны. Представьте. Сидите вы, после похода к пойманному шпиону, в таверне, никого не трогаете, едите себе спокойно, и тут к вам подпархивает женщина, обливается слезами, выспрашивает, где вы были, что со шпионом и, поблагодарив, убегает, а за ней выпархивает человек, который уже сидел в таверне с полчаса, то есть, пришел раньше женщины. И потом они идут рука об руку и о чем-то тихо разговаривают, будто все это время постоянно были вместе. Странно, не находите?

Фарран: - Да, странно и глупо с их стороны. Она, наверное, помешала Вам завтракать, - сочувственно сказал Фарран. - А что касается сегодняшней ночи, простите, что заставил Вас побегать по этажам. Работа такая. Была.

Профессор Шиэн: - Да, помешала, и именно завтракать, - с легкой досадой проговорил Лориарт. - Но ничего, дела от голода отвлекают, как нельзя лучше, вам ли, хм, не знать, господин де Авэн? Извинение философа удивило, но, впрочем, не настолько, чтобы поддаться на него и потерять голову, раскланяться, поблагодарить и, пожелав хорошего вечера, мирно удалиться. Во-первых, Лориарт был не дурак, как думали некоторые гильдийцы, во-вторых, если он за что-то брался, то брался уверенно и дела доделывал до победного конца. - Ничего, у меня тоже работа такая... есть, - тонко улыбнулся профессор. - Вы, кстати, больше ничего не вспомнили, про вашего заказчика или еще что-нибудь интересное, что поможет следствию и сохранению вашей жизни?

Фарран: - Сегодня днем Альмар дал мне какое-то зелье. От него у меня все тело как кисель, зато голова работает получше, - задумчиво произнес Фарран, решив, видимо, начать издалека. - И знаете, о чем я подумал? Пока я тут выкладываю секреты, заказчик - нет, я его не помню, если бы помнил, заложил бы - принимает он меры, в общем. Кстати, Вы свою личность, как следователя, кому-нибудь снаружи выдавали? Он помолчал. - Ну да я про спасение своей жизни. Видите ли, даже если бы случилось чудо и меня оправдали, а после визита Цифаиля я полностью поверил, что буду висеть, - если бы это не сбылось, я умру как доносчик после первых двух шагов по улице. Вот так-то. Будем употреблять верный глагол. Я могу рассказать, зачем я пришел в Академию. Может быть, это продлит мою жизнь?

Профессор Шиэн: Лориарт задумчиво молчал, глядя перед собой. Нарастающая головная боль мешала вспомнить точно: говорил ли он кому-нибудь, что он ищет и что он делает или нет. Он был уверен в том, что из него сведения было бы трудно вытащить, особенно, не выдав себя. Он не зря так долго провел за изучением сложнейшей магии, не зря прочитал столько книг, не зря выкопал из древних фолиантов столько забытых, потерявших силу заклинаний, не зря переиначивал их по-своему, чтобы они работали. Не все получалось сразу, но все-таки что-то вновь обретало жизнь под умелыми пальцами "кукловода". Профессор поморщился. Слово вспомнилось не кстати. Он никогда не любил называть магов Разума кукловодами и сам так себя никогда не называл. Его стремления не были завоевательскими, садистскими или что-либо в этом роде, он считал себя ученым, который посвятил свою жизнь сложнейшей магии и запутанной науке, не более того. Он был уверен в том, что его щиты сильны, как был уверен в том, что не сболтнул лишнего на улице, разве что... домоуправительнице. Но, с его точки зрения, это не было большой ошибкой. Пока Фарран здесь, ему ничего не грозит, а выйдет он отсюда, если и выйдет... каким? Лориарт не мог предполагать во что все выльется, слишком рано было делать какие-либо выводы. - Расскажите, - странно глухим голосом попросил философ, сплетая пальцы в замок.

Фарран: Шпион прикрыл глаза, вспоминая. - Во-первых, я совершил налет на кабинет Целительства, хотел выяснить, какие зелья и компоненты в каком количестве там содержатся. Правда, тут все очень запутано, пришлось потрудиться и уяснить - все эти зелья разбросаны по нескольким локациям. Вывод - нужен доверенный человек, чтобы достать особо редкие. Во-вторых, я просканировал силу и структуру блока на шестом. И примерно посмотрел, что там творится, правда, краем глаза, с балкона - блок в том месте полетел, кажется... В-третьих, мне было поручено отыскать выход в подвалы, этого я не смог, там, похоже, спрятано нечто на редкость мерзкое - не хуже, чем на шестом... Потом я внимательно изучил весь библиотечный каталог. Искал редкие и ценные фолианты, желательно содержащие секретные сведения, то есть из преподавательской секции. Ну и потом, просто присутствуя в Академии, я имел прекрасный шанс прояснить слабые точки в ее защите, а также особенно сильные стороны. Если честно, в этом и была главная и самая трудная задача. Без дозы я бы не смог... Руки его дрогнули, глаза хищно вспыхнули при упоминании "Пыли".

Профессор Шиэн: - Все ясно, - вполголоса проговорил Лориарт, все еще задумчиво смотря куда-то сквозь стену. Он подозревал, что все дело в обозлившихся гильдийцах, которые из зависти и, кто их знает из-за чего еще, постоянно пытались превзойти магов Академии. Возможно, потому что сами не смогли попасти в так называемую "свиту" Верховного мага, а, возможно, просто из духа соперничества. Но, скорее всего, тут имела место быть зависть и желание быть сильнее. Магам это свойственно. Магам средних сил с большими амбициями - тем более свойственно. - Благодарю за ценные сведения, - сказал философ после недолгой паузы. Сведения действительно были ценные, наверное, самые ценные за весь близящийся к концу трудный день. Мало того, рассказанное Фарраном правда могло спасти его шкуру, если смотреть на шпионское задание объективно, посчитать, что наркомана, к примеру, просто использовали для своих целей. А что еще могут эти шиссовы гильдийцы, если не использовать? - Они могут помочь спасти вас от виселицы. Но не сейчас. Пока я не узнаю, кем был ваш наниматель, увы... - он развел руками. - ...я не могу вам ничего пообещать.

Фарран: - Ну, кое-что Вы мне уже обещали, - глаза Фаррана по-прежнему светились нездоровым светом. - Например, принести мой пузырек из дома... Он у Вас? Перемена в характере шпиона была резкой, будто его подменили, он даже не переменился в лице, услышав слова надежды из уст следователя, который, кажется, впервые поблагодарил его за что-то.

Профессор Шиэн: - Я этого вам не обещал, господин де Авэн, вы что-то путаете, - задумчиво отозвался Лориарт, то ли не замечая перемен в интонациях Фаррана, то ли делая вид, что не заметил. - Тем более, вы не в том положении, чтобы что-то у меня требовать. Или вам все еще хочется сгнить изнутри из-за этой вашей шиссовой пыли? - в голосе философа не было злобы или ненависти, только холод.

Фарран: - Следовательно, Вы мне наврали. Шантажировали тем, что мне дорого. Навроде заказчиков, - шпион теперь говорил раздраженно и зло, хотя голос у него то и дело срывался от слабости. Глаза его, только что горевшие раскаленными углями, теперь потухли, стали затуманенными и неживыми. - Ну и ярт с Вами! - заорал он, наконец окончательно сорвавшись. - Копайте теперь сами, пока Вас не пристрелят арбалетным болтом из-за угла вместе со всей вашей проклятой магией!

Профессор Шиэн: Философ все так же спокойно и серьезно смотрел на шпиона, хотя чувствовал себя задетым, немного. Он не помнил, чтобы что-то обещал, мыслить не мыслил о шантаже... Он все это время думал только о том, чтобы раскрыть это дело, узнать имя заказчика треклятого шпиона и... что потом? О том, что будет потом Лориарт как раз не думал, он не привык делать выводы заранее, хотя планы строил прекрасно. Шпион злился по понятной причине, профессору не было в чем его обвинять, разве что в глупых наговорах, однако он все-таки наркоман, такие вспышки по идее должны проходить мимо ушей. Лориарт сам себе поклялся не поддаваться на подобные провокации, но, шисс побери, как хотелось отвесить этому крикуну хорошую оплеуху, чтобы из глаз искры посыпались. - Я не вижу смысла в ваших словах, - сказал Лориарт, глядя на Фаррана. - Я. Ничего. Вам. Не. Обещал, - раздельно и твердо произнес он. - Если вы хотите дозу, ищите ее в своих снах, господин де Авэн, если хотите гнить - пожалуйста. Я скажу Альмару, чтобы он перестал к вам приходить. Вы этого хотите?

Фарран: - Да пусть хоть все цифаилевские прихвостни перестанут мне являться, хуже уже не будет, - мрачно проронил Фарран, на миг прикрыл веками потемневшие глаза, а затем вдруг молча, без единого звука бросился на Лориарта, силясь сомкнуть пальцы на его горле, благо что сидел маг Разума очень близко.

Профессор Шиэн: Лориарт, не ожидавший такого внезапного нападения и потому потерявший бдительность, сначала вообще не понял, что произошло, хотя невольно вцепился в руки, сокнувшиеся на его горле. Секунды промедления стоили ему того, что он не успел схватить губами воздух и начал задыхаться. Философ сильнее сжал пальцы, пытаясь убрать руки Фаррана со своего горла. Виски пульсировали болью все сильнее, перед глазами уже начинала сгущаться темнота, однако просто так сдаваться профессор был не намерен.

Фарран: Фарран закрыл глаза, в которых плескались ужас и обреченность, прошептал губами какую-то неслышную молитву, и ногой выдернул из-под Лориарта стул, отодвигая его в сторону, дабы маг потерял опору и повис на руках нападающего. Пальцы его, побелевшие, судорожно сжатые, не дрогнули.

Профессор Шиэн: Потеряв опору, Лориарт захрипел, силясь вздохнуть. Перед глазами плясали темные пятна. Философ уже слабо различал лицо Фаррана и почти не понимал, что происходит: от недостатка воздуха и сильной боли в висках. Возможно, сработал инстинкт самосохранения, возможно, в сознании возник секундный проблеск: по пальцам профессора скользнули едва заметные ледяные искры, обернувшиеся ярко-алыми, а в следующее мгновение шпиона ударило непонятной связкой магии: эффект от нее был обжигающий, но неясно было, какой природы было это заклинание: льда ли, воды ли, огня...? Глаза Лориарта полыхнули алым и следующий всплеск магии был уже полностью огненным: огонь вспыхнул по стенам, оплетая дверь: магический огонь, который очень сложно потушить, тем более, что философ сейчас сам не отвечал за свои действия, потеряв голову от недостатка воздуха и ярости. Возможно, от отчаяния проснулась давняя особенность: магия стихийно прорвалась наружу, подчиняясь только эмоциям мага, а не его желаниям.

Фарран: Как только магией ударило по пальцам, Фарран отдернул руки, но поздно, кругом уже вовсю полыхало; с каким-то безнадежным спокойствием он огляделся по сторонам, слез с кровати, сдернул с нее одеяло, тлевшее, но еще не начавшее гореть, и вылив на него с полведра созданной магией воды, набросил на плечи и волосы Лориарта - мага, секунду назад чуть не погибшего от его рук. И вовремя: отовсюду плевались искры, где-то сыпались головешки, длинные волосы и мантия Шиэна могли вспыхнуть в любую минуту. Потом шпион с тоской посмотрел в окно, бросил в него маленьким металлическим колпачком от лекарства, стоявшим на тумбочек, однако колпачок отскочил от воздушного блока: блок не слетел несмотря на концентрацию магии в комнате. Все это заняло секунд двадцать; было слышно, как в дверь ломятся, однако замок, похоже, от жара расплавился, не поддавался, да и дверь уже тлела, да и сами они должны были спечься еще через несколько секунд. Вода, которую Фарран создал по-новой, растаяла дымом еще в воздухе.

Профессор Шиэн: Освободившись от держащих его рук, Лориарт несколько секунд то просто дышал, то кашлял, пытаясь восстановить дыхание, однако мешала пресловутая головная боль и дым, которые лез в глаза и в рот, не давая философу нормально перевести дух. Темный очнулся окончательно только тогда, когда Фарран набросил на него мокрое одеяло. Холодная вода подействовала отрезвляюще и вернула философа к стремительно тлеющей реальности. Сначала профессор напряженно огляделся по сторонам, все еще кашляя. Не было времени думать, откуда взялся огонь, не было времени и для того, чтобы думать о нападении шпиона и том, что, возможно, нескольких секунд не хватило, чтобы философ окончательно задохнулся. Он рисковал задохнуться и сгореть и сейчас, точно так же, как и Фарран. Путь к двери был отрезан. Она полыхала, как полыхали и стены комнаты. Лориарт медлил мгновение, потом резко выставил руку по направлению к окну. Магический щит дрогнул и поддался. В следующий момент, уже не раздумывая ни о чем, кроме того, как спастись, Лориарт рывком схватил шпиона, прижал к себе и выбросился в окно. -----> Сад.

Фарран: ------------ сад



полная версия страницы